Неспящие души

3
2
- Reklama -

Пабрадская находка

Этот звонок из Пабраде взволновал нашу редакцию. Медсестра Ольга Хмелёва с неподдельной тревогой рассказала о давней семейной находке:

– Мы с мужем Владимиром – заядлые грибники. И лес у нас, что называется, под боком – замечательный. Правда, вот уже много лет на нём расположен военный полигон для учебной стрельбы. Сначала его использовала советская армия, теперь – натоввские воины. Полигон никак не огорожен, о начале и продолжительности учений местных жителей предупреждают по радио, флажки натовские вывешивают. А в промежутках между стрельбами все местные в этот лес по грибы ходят. И мы много лет ходим, точнее – ездим на мотоцикле. Все здешние грибные места знаем, как свой огород. И нас давно смущали одинаковые холмики в лесу примерно в 15-17 км от Пабраде, всё казалось, что это могилки… Так оно и вышло. Однажды над ними появился самодельный крест с надписью по-польски, что там захоронены 38 воинов, погибших в 1944 г. Мы сразу же оставили под крестом записку со своим адресом и телефонами: мол, кто что знает про эти могилки и этих солдат – откликнитесь! Так удалось найти местного жителя, деда Марьяна, который был свидетелем того, как летом 1944 года, во время стремительного продвижения советской армии на Запад, здесь шли ожесточённые бои, раненых было много, для них организовали лазарет, но всех не спасли, и кто-то остался навсегда лежать в нашем лесу. Старика Марьяна – царство ему небесное! – уже нет в живых. Но крест над госпитальным захоронением именно он поставил. И – представляете! – 65 лет с той войны прошло, а загробная жизнь этих бойцов проходит под нескончаемый грохот канонады. Бывает, и неделю подряд, и месяц стреляют без перерыва. Потом на 2-3 дня затишье – и снова грохот. Во время стрельб подойти к могилкам, чтобы цветы положить или свечи поставить, нет никакой возможности. Пару лет назад частный владелец лес вокруг них вырубил – все равно пользоваться им невозможно. Могилки теперь совсем оголились, того и гляди, останки погибших на поверхность выступят, ведь хоронили-то по военным меркам наскоро, неглубоко. Когда только появляется возможность, мы с мужем могилки эти навещаем, прибираем. Вот и недавно снова были. Но я понимаю: перед этими павшими мало только шапку снять да цветы положить – делать надо что-то. Мы и к местным властям обращались, и к депутатам сейма – всё без толку. Но ведь понятно, что эти захоронения надо срочно переносить в другое, спокойное место. А как? Силёнок-то у нас своих маловато, немолоды уже…

Мы передали просьбу Ольги и Владимира Хмелёвых, как нам кажется, точно по нужному адресу – в Вильнюсское военно-историческое объединение «Забытые воины». Так в нашей редакции появились его руководители – Владимир Казаков и Виктор Орлов.

Не пропавшие без вести, а павшие с честью

Нынешняя деятельность их объединения довольно неожиданно выросла из любительского увлечения нескольких десятков молодых людей военной археологией. Поначалу, в течение нескольких лет, это были всего лишь монеты, пуговицы, мелкие вещицы, стреляные гильзы, словом, всё то, что можно обнаружить на полях сражений, которых – увы! – только в ХХ столетии на литовской земле было немало. И вдруг в феврале 2008 года в Гируляйском лесу под Вильнюсом они наткнулись на не погребённые останки, как оказалось позже, 15 советских и 19 немецких воинов Второй мировой войны.

– Честно говоря, поначалу мы растерялись, – рассказывает Виктор Орлов. – Три недели «провисели» на телефоне, обращаясь в разные инстанции, но никто не спешил помочь в этом деликатном деле. Только немецкая сторона откликнулась незамедлительно. Выяснилось, что в литовском министерстве культуры есть специальный отдел «Военное наследие», который, согласно межгосударственному договору между Литвой и Германией, занимается захоронением обнаруженных на территории Литвы останков немецких жертв войны. А между Литвой и Россией такого договора до сих пор нет, и про павших советских бойцов все говорили: создавайте свою организацию и действуйте, как положено по закону. Оказалось, по литовскому закону захоронить обнаруженные останки может только юридическое лицо, т.е. официально зарегистрированная организация, и только после заключения судебно-медицинской экспертизы. Организацию «Забытые воины» создали быстро – 10 мая с.г. ей исполнится ровно год. Экспертизу тоже предстояло организовывать самостоятельно.

– Мы рады, что нашли понимание у директора Института судебной медицины Вильнюсского университета им. М.Ромериса, доктора наук Альвидаса Паулюкявичюса, – говорит президент объединения «Забытые воины» Владимир Казаков. – Это учреждение согласилось оперативно провести необходимую работу. Но нам еще предстояло найти на неё средства, ведь экспертиза останков одного человека стоит более 170 литов. Не вдаваясь в подробности, скажу сразу: этих денег в официальных инстанциях мы тоже не нашли, их пришлось собирать в собственных карманах. В результате удалось оплатить экспертизу 10 павших бойцов Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) – так вплоть до 1946 года официально назывались вооружённые силы СССР – и с почестями похоронить их в декабре прошлого года на Антакальнисском воинском кладбище Вильнюса. Надо отметить, что столичная мэрия, узнав о нашем желании предать земле останки советских воинов времён Второй мировой войны, немедленно дала разрешение сделать это именно в престижном Антакальнисском некрополе. При поддержке Посольства Российской Федерации в Литве, 9 мая 2009 г. мы уже будем устанавливать гранитное надгробие на нашем первом захоронении.

Первом, но отнюдь не последнем. По словам руководителей объединения «Забытые воины, останки еще 5 советских бойцов, найденных в Гируляйском лесу, ждут экспертизы. Тем временем с помощью членов объединения и их коллег-поисковиков со всей Литвы этот список постоянно расширяется. Всего в 10-15 см под землёй ещё лежат непогребёнными останки участников яростных атак, погибших в 1941 г. под Расейняй, в 1944 г. – под Вевисом, и так – почти по всей Литве. Пару лет назад литовские поисковики обнаружили в чистом поле под Алитусом госпитальное захоронение РККА. Каждую весну это поле распахивается, всё новые и новые солдатские кости выступают на поверхность, поисковики их бережно собирают и оформляют временные могилы. Но приходит очередная весна, и трактора снова выходят в поле… А скольких воинов навсегда похоронили под водой послевоенные мелиорационные сооружения!..

– Главное, чтобы эти люди, погибшие за нашу с вами жизнь и свободу, не «утонули» в нашей памяти, – считает Владимир Казаков. – Ведь подавляющее большинство тех, кого мы теперь обнаруживаем, по сей день числятся без вести пропавшими. Лишь один из 15 бойцов, найденных нами в Гируляйском лесу, рядовой Николай Амельфин 1920 года рождения, имел при себе так называемый «смертник» – специальную капсулу с личными данными, по которой даже спустя 65 лет нам удалось найти его родственников в Архангельской области России. У остальных бойцов таких опознавательных медальонов не было. Дело в том, что введённые накануне войны и поначалу обязательные капсулы, изготовлявшиеся из дерева или эбонита, в которые в 2-х экземплярах запечатывались личные данные каждого бойца, в 1943 г. приказом Сталина были отменены. Точного объяснения этого решения нет. Но по всей видимости, главнокомандующий «вождь народов», чаще всего воевавший именно числом, а не умением, стремился, во-первых, избежать точной регистрации всех павших на полях сражений, а во-вторых, как это ни цинично, – выплаты пособий по утрате кормильца семьям погибших. Ведь семьи пропавших без вести – даже если было точно известно, что это произошло в эпицентре военных действий, на поле боя – таких пособий были лишены. Поэтому еще одна наша задача – установить как можно больше имён тех, чьи останки мы обнаруживаем, вернуть достойную память их семьям, чтобы их родственники и потомки не сомневались: их близкие не просто пропали без вести, а пали на поле боя с честью.

Дважды – в 1941 и 1944 гг. – прокатилась по территории Литвы Вторая Великая отечественная война, но долгие годы, как выяснили члены объединения «Забытые воины», никто здесь целенаправленно не занимался поиском погибших. По мнению поисковиков, на нашей земле остаются не захороненными еще сотни останков, а пока не предан земле последний солдат, никакую войну нельзя считать законченной. Поэтому члены вильнюсского военно-исторического объединения предлагают всем, по мере своих возможностей, присоединиться к этой благородной работе: сообщить об известных бесхозных захоронениях, местах боёв, быть может, принять участие в поисковой работе в поле, местном архиве или за экраном компьютера. Дел хватит на всех.

Татьяна Ясинская

«Обзор»

- Reklama -

KOMENTUOTI

Įrašykite savo komentarą!
Čia įveskite savo vardą