Безопасность развлечений – дело, оказывается, скользкое

0
13
- Reklama -

«Так скользко еще не было!» – этим девизом встречает посетителей ледовая арена вильнюсского торгово-развлекательного центра «Акрополис». Казалось бы, в этой словесной формуле – всего лишь ничего не значащий броский рекламный лозунг. Но на самом деле, ступая на лед сами и уж тем более – выпуская на него детей, хорошенько подумайте, на какую скользкую дорожку на самом деле заманивают вас те, кто предоставляет подобные услуги.

Больничное Рождество

Как это нередко бывает, поводом к этому журналистскому расследованию стало обращение в редакцию родителей семнадцатилетней Алины, учащаяся одной из столичных гимназий. Они поведали грустную историю. Вместе со своим другом девушка отправилась в предрождественский вечер 22 декабря 2008 года покататься на ледовую арену торгово-развлекательного центра «Акрополис». Как рассказала Алина, на льду в эти часы было столько, что буквально негде было яблоку упасть: вместе катались и стар, и млад, и неумехи, и виртуозы. И хотя парень и девушка старались держаться вместе, все же несчастья избежать не удалось: кто-то неожиданно сильно толкнул Алину, она не удержалась на ногах, упала, и в ту же секунду неизвестный фигурист стремительно проехал по ее левой руке. Девушка не сразу поняла, что именно произошло, даже боли сначала не почувствовала. При помощи подъехавших друзей, улыбаясь, поднялась на ноги, но когда увидела кровь и обезображенную руку, от ужаса чуть не потеряла сознание: фаланга мизинца была отрезана. Друзья подхватили Алину под руки, привели в медпункт ледовой арены, где один из работников, мгновенно оценив ситуацию, бросился вызывать «скорую помощь». Зато другой возмущенно покрикивал: «Еще чего! «Скорую» звать из-за какой-го пальчика!..»

Минут через двадцать на «скорой помощи» под вой сирены девушку все же увезли в Сантаришскую больницу, немедленно прооперировали, но палец – увы! – восстановить не удалось, лишь пластически подправить уже навсегда обезображенную руку. Что это может значить, помимо перенесенной боли, для юной красавицы, можете сами себе представить… Словом, недавнее больничное Рождество останется теперь в памяти Алины на всю жизнь.

Однако родители девушки, обращаясь к нам в редакцию и представив достоверное медицинское заключение по данному факту, не искали сочувствия и не требовали немедленно наказать виновных. Они просил лишь об одном: попытаться выяснить, кто в ответе за случившееся? Ведь их дочь понесла увечье не по собственной неосторожности у себя дома, например, а в общественном месте, где активно занимаются спортом тысячи людей, и где за условиями их безопасности, по идее, должны отвечать устроители и эксплуататоры подобных ледовых арен. Сколько народу может одновременно находиться на ледовом поле? Кто следит за порядком на нём? Куда обращаться в случае травмы или агрессивного поведения кого-либо из посетителей?

Самим родителям девушки, к сожалению, не удалось найти у администрации «Акрополиса» ответы на эти логичные и вполне уместные в данном случае вопросы, поэтому он и поручил это нелегкое занятие «Обзору».

«Ваши права вам знать не обязательно!»

Скажу сразу и честно: выйти на ледовую арену «Акрополиса», чтобы на собственном опыте испытать всё, что выпадает на долю обычных посетителей, я лично не решилась. Поэтому, понаблюдав со стороны примерно в течение часа за тем, как катаются другие, я надеялась все правила и тонкости «ледового отдыха» выяснить у специалистов – тренеров и инструкторов «Акрополиса», поговорить в непринужденной обстановке с его посетителями. Однако не тут-то было!

Дальше двойного турникета, который на манер советской заводской проходной преграждает вход в закулисье ледовой арены, меня, несмотря на предъявленные документы и отнюдь не праздный интерес, даже не подпустили. Как троица из волшебного ларца передо мной возникли двое юношей и девушка в ладной красной униформе. «Никакой информации предоставлять мы не имеем права!» – вежливо, но непреклонно заявили они чуть ли не хором, физически перегородив своими ладными телами вход. Правда, после долгих уговоров все же дали телефон некоей госпожи Лауры, референта «Акрополиса».

На мои продолжительные неоднократные звонки референт не отвечала. Пришлось внимательно изучить и переписать в блокнот всю информацию, вывешенную перед турникетом и доступную рядовым посетителям. Честно говоря, если бы это делали все люди без исключения и не только в связи с чрезвычайными обстоятельствами, которые на сей раз привели меня в «Акрополис», думаю, желающих выйти его на ледовую арену было бы гораздо меньше. Сегодня же, без сомнений, лишь наша беспечность и безалаберность в отношении собственного здоровья, а иногда и жизни, является основой весьма доходного бизнеса.

Держать, не пущать, запрещать и ни за что не отвечать?

Полагаете, резко сказано?

Тогда давайте вместе вчитаемся в информацию, предоставленную на стендах ледовой арены. В ней совершенно определенно сказано, что: «администрация не отвечает за оставленные без присмотра вещи; не несет ответственности за травмы и увечья, полученные на льду; а в случае нарушения правил оставляет за собой право удалить со льда нарушителя, не возвращая ему денег за билет». Вот, собственно, и вся её, администрации, «ответственность»…

Теперь мне стало понятно, почему в течение того часа, что я внимательно наблюдала за ледовой ареной со стороны, я ни разу не увидела на ней среди катающихся любителей ни одного инструктора в заметной издалека красной униформе. Лишь изредка, с большими непредсказуемыми паузами в том месте, откуда выезжали фигуристы, появлялся некий рассеянный наблюдатель и снова надолго исчезал в недрах арены. Кстати, в этот день и час на льду было немало народа – около пятидесяти человек, и, в общем, им было достаточно просторно. Поразило лишь, что неопытные новички никак не были отделены от тех, кто катался легко и свободно, поэтому трудно сказать, кто кому мешал больше: неопытная девушка лет 16-ти еле-еле ковылявшая вдоль бортика с сумочкой на плече (!) или кроха лет восьми, крутившая лихие пируэты и широко скользившая по всему катку.

На мои пристрастные вопросы, а как здесь обстоят дела в другие дни, Алина рассказала, что хоть и катается в «Акрополисе» довольно часто уже лет пять, инструкторов на льду не видела последних года два. «Народу здесь почти всегда много – сотни, особенно в выходные, – продолжала Алина, – и толкотня всегда стоит изрядная. Однако не припомню, чтобы количество фигуристов как-то ограничивалось, или чтобы кто-то из работников катка выходил на лед навести порядок. И, честно говоря, до этого несчастного случая сама не думала, что это настолько опасно…»

Продолжим познавательное чтение общедоступной информации ледовой арены столичного «Акрополиса». Список того, что запрещено посетителям, втрое длиннее обязанностей администрации, а гарантий она вообще не дает никаких. Итак, на ледовой арене и в ее зоне посетителям запрещено многое: кричать, мусорить, курить, употреблять алкоголи и наркотики, толкаться и неожиданно останавливаться, мешать другим фигуристам, выносить на лед оружие, колющие, режущие, взрывоопасные и бьющиеся предметы, выводить домашних животных, уносить и портить инвентарь, находиться на льду без коньков и т.п. Но, похоже, единственная опасность, о которой администрация действительно серьезно предупреждает, – это работа «ледовой машины» (так ее здесь называют). Рядом с ней человек на льду находиться не имеет права. Похоже, это единственная норма, которая соблюдается строго.

Далее на стенде – раздел рекомендаций. Оказывается, наличие защитного шлема, перчаток, налокотников и наколенников, по мнению администрации, вовсе не обязательны, даже для детей. Правда, посетители могут их недорого арендовать и надевать по желанию. Тем, кто впервые ступает на лед, рекомендуют также пройти недолгий инструктаж, заплатив дополнительно 10 литов за 20 минут. Еще перед выходом на лед администрация советует проверить шнуровку ботинок. И всё. Считается, что при соблюдении этих запретов и рекомендаций безопасность вам обеспечена.

Главное же, как всегда, написано в самом конце: купив билет, посетитель добровольно признает все эти правила. Читай: тем самым принимает всю ответственность за возможные инциденты только на себя. Еще мельком сказано, что более подробную информацию можно получить у администратора ледовой арены, однако ни его/ёе имени, ни телефона – нет и в помине.

Обнадеживающая информация

Референт Лаура на мои звонки так и не ответила. Но на телефонный вызов со служебного телефона охранника откликнулась сразу, и в конце концов ей пришлось поговорить с журналистом, которого она пыталась игнорировать. Правда, встречаться лично и пояснять что-либо госпожа Лаура все равно не стала, отослав меня к представителю «Акрополиса» по печати и связям с общественностью. И Фредерикас Янсонас оказался человеком оперативным и профессиональным. Выслушав вопросы «Обзора», он обещал в кратчайший срок предоставить необходимую информацию. Что и выполнил, оперативно прислав письменный ответ на наши вопросы управляющего вильнюсским «Акрополисом» Чесловаса Урбонавичюса.

К нашему приятному удивлению, в этом письме обнаружилось значительное несоответствие с теми однобокими правилами, которые предваряют вступление фигуристов-любителей на скользкий во всех отношениях лед «Акрополиса».

Прежде всего, по мнению Ч.Урбонавичюса, стоит радостно приветствовать инициативу «Акрополиса», запустившего на полную мощь ледовые арены в Вильнюсе, Клайпеде и Каунасе, где ежемесячно катаются десятки тысяч людей самого разного возраста – от малышей до сеньоров. В марте новая ледовая арена, ставшая фирменным знаком торгово-развлекательного центра «Акрополис», откроется в Шяуляй. В 2006 году, кстати, был зафиксированный миллионный посетитель «акропольского» катка, так что эту затею, действительно, стоит признать удачной.

«Содержание ледовой арены обходится недешево, – пишет далее Ч.Урбонавичюс, – немало стоит и оборудование, и надзор, и эксплуатация, но мы стараемся сохранить невысокие цены, чтобы люди имели возможность полноценно и активно проводить свой досуг».

Что правда, то правда, добавлю от себя. Цены на ледовое катание в столичном «Акрополисе» вполне доступные: 45-минутная сессия для взрослых стоит 10 литов, для детей – 6 литов. Аренда инвентаря – от 1 до 5 литов. Есть еще всякие льготы, абонементы и т.п. А что же с безопасностью? Оказывается, вовсе не так безнадёжно, как можно было бы подумать, общаясь лишь со служащими нижнего звена и опираясь на вывешенную на стенде информацию.

Как сообщил управляющий, одновременно на ледовую арену Вильнюсского «Акрополиса» могут выехать не более 130 человек, в Каунасе и Клайпеде, где арены просторнее, – до 150 фигуристов-любителей. Причем, минимальный предел не установлен вообще. «Нам важен каждый посетитель, – подчеркивает Урбонавичюс, – поэтому даже если на сеанс приобретен всего один билет, человек все равно сможет кататься».

И самое главное, наконец. «Наши внутренние правила, – пишет Урбонавичюс, – предусматривают, что если одновременно на катке находится более 50 человек, на лед выезжает и инструктор, который поддерживает порядок, наблюдает, чтобы все катались в одном направлении, не толкались, вели себя вежливо. Наша деятельность защищена и договором гражданского страхования, так что все посетители «Акрополиса», включая тех, что катаются на ледовой арене, застрахованы на случай непредвиденного несчастного случая. В каждой конкретной ситуации ущерб и размер его компенсация устанавливает страховая компания».

Вместо эпилога

Итог нашего расследования будет кратким: оказывается, обязанности – и вполне конкретные – есть не только у фигуристов-любителей, но и у владельцев, а также работников ледового аттракциона. Главное, чтобы они помнили об этом сами и не скрывали эту информацию от публики. А для этого нужно немногое: во-первых, начать самим неукоснительно исполнять свои же правила, а во-вторых, как можно скорее поменять содержание вводящих в заблуждение информационных стендов с уточнениями, куда и к кому, в случае необходимости, можно обращаться за помощью или советом. И уж совсем здорово было бы продублировать эту информацию на английском или русском языках – доступных для сотен зарубежных посетителей «Акрополиса», которыми он так гордится.

Вот, правда, удастся ли после всего вышеизложенного девушке Алине и ее родителям возместить хотя бы часть ущерба, полученного в результате ледовой травмы, еще вопрос. Когда мы поинтересовались, зарегистрирован ли несчастный случай, произошедший на льду столичного «Акрополиса» 22 декабря прошлого года, и вызов кареты «скорой помощи» в служебных документах, ответ администрации нас обескуражил: «таких фактов в тот день зафиксировано не было».

Что ж, вероятно, с медицинским заключением в руках и справкой из приемного покоя больницы девушке Алине и ее родителям еще придется повоевать за обещанную управляющим страховую компенсацию. И мы непременно расскажем нашим читателям о результатах этого поединка.

Татьяна Ясинская

2009-02-27

- Reklama -

KOMENTUOTI

Įrašykite savo komentarą!
Čia įveskite savo vardą