Педофильная правоохрана – «крыша» преступлений чёрной госбезопасности

2
3
- Reklama -
К.Вилкаускас

Что связывало бывшего агента спецслужб К.Вилкаускаса и убитого судью Й.Фурманавичюса?

Запись телефонного разговора редакции “Карштас коментарас” с Кястутисом Вилкаускасом спустя полтора часа после убийства Йонаса Фурманавичюса (разговор 2009-10-06).

После разговора – весть об убийстве судьи

К.Вилкаускас: Сегодня я Вам звоню в последний раз, потому что Ваш телефон прослушивается. Я как раз вчера говорил по телефону с судьёй (Каунасского окружного суда. – Ред.) Й.Фурманавичюсом, а сегодня услышал, что он убит… У него были кое-какие мои бумаги…

– Вы вчера говорили по телефону с судьёй Й.Фурманавичюсом?

– Да, говорил, ведь я с ним был хорошо знаком.

– Какие бумаги у него были?

– У него были бумаги о контрабанде оружия. Но там были копии. Я сказал: копии отдашь одному человеку, который должен ко мне прийти во вторник, в среду я созвонюсь с Горене. Этот человек зайдёт к тебе, ты возьми эти бумаги с собой на работу… Он мне ответил: «В понедельник я поеду, положу, они будут в безопасности». Так всё в порядке, говорю, приедет и подашь две микрокассеты… А сегодня… Я и сам не знал, говорит, – убили Фурманавичюса… Вначале даже «не врубился», а потом… Вот и думаю, а мог литот наш разговор на что-то повлиять, или нет? Кроме того, мы ещё говорили вчера о «Негре», который исчез в 1995 году. Некий Нягрицкс. Поскольку именно с ним я очень хорошо работал… Ну, там, где были люди из Каунасской госбезопасности, ещё там… Меня ведь свели с этим «Негром» в 1994 году, и я с ним поддерживал очень хорошие отношения. И затем он в один день, когда мне передал такой материал, который я отдал работникам госбезопасности, одним словом, он спустя некоторое время исчез…

– В котором часу вы вчера говорили с Фурманавичюсом?

– Где-то между 22 и 22.30.

– Что было записано на этих микрокассетах?

– Один высокопоставленный прокурор Генеральной прокуратуры развращал малолеток…

– Прокурор?

– Да! Ещё вместе с ним был и «А», которому тот прокурор помог. А у Фурманавичюса были снимки, на которых они с мальчиками…

– У судьи Й.Фурманавичюса были фотоснимки, на которых высокопоставленный прокурор развращает малолетних?

– Конечно! Я говорил, что они будут опубликованы… Я этому прокурору написал, что копии будут переданы во все прокуратуры и что те девушки дадут показания.

– Прокурор развращал?.. Когда это было?

– Имеются записи от 1994-го, 1995-го и 1996 годов, и зимой 1997 года. Вы свяжитесь с бывшим прокурором и спросите, прочему он ушёл из Панявежиса?

– Постойте, так снимки были у Фурманавичюса?

– Да. И тот высокопоставленный прокурор сказал мне: «Мы тебя сгноим в тюрьме или ты отдашь все эти записи». Итак, они на них охотятся. Ведь ко мне шёл весь компромат на судей, прокуроров, работников правительства… Я собирал весь материал. Так теперь с одной стороны они боятся, а с другой – не знают, что именно есть у меня.

– Так конкретизируйте, что сегодня судья Й.Фурманавичюс вёз к себе на работу?

– Я не знаю, что он вез. Я его просил сделать копии всех бумаг, и чтобы взял несколько снимков именно об этом прокуроре Генеральной прокуратуры…

– А где развращали малолетних?

– Тут, в районе Лаздияй есть такая усадьба. А я взял и написал этому прокурору – в Генеральной прокуратуре должно быть зарегистрировано моё заявление – если вы меня не вытащите отсюда, где я подвергаюсь ложным обвинениям (потерпевшие мне прислали письма, что одалживал, а не мошенничал), я опубликую весь материал. Тогда этот прокурор разослал во все службы обходной лист, что я лжец и чтобы мне никто не верил. Так он застраховался.

– А эти снимки и те записи, которые были у Й.Фурманавичюса, – последние?

– Й.Фурманавичюс имел немногое. Там ещё была информация, связанная с Г.Дактарасом (литовский криминальный авторитет. – Ред.).

Знал и Г.Дактараса

– Как с Г.Дактарасом?

– Они хорошо общались, делились информацией. К нему много «жулики» ездили консультироваться… Хороший он был судья, да только очень уж его прессовали… Так всё и получалось. А мне сегодня один человечек позвонил и сказал: «Последний раз, так как ты плохо закончишь». Поэтому я сейчас вам звоню в последний раз, больше не смогу звонить.

Однако знаю, что так всё оставить нельзя. Ведь говорю, страшно то, что творили спецслужбы. А я ведь собирал весь материал, и мне они всё рассказывали – кто, что и как делали… Это единственная нить для того, чтобы сейчас что-то сделать.

Когда я хотел узнать больше про этого прокурора, то сказал, что ССР наденет на него наручники. И он рассказал. Все факты имеются. И ССР всё известно. Ведь я делал записи, – они сделаны моим голосом. И это не блеф. Как теперь всё это хотят представить.

А почему госбезопасность не ответила ни на одно моё письмо: А потому, что сидит «с мокрыми штанами» – кто кого замочил, кто кого зарыл… И никто этого не расследовал. Никто про это не желает от меня узнать – только приходят и угрожают. Все, все. Записывайте одну фамилию, – я её с большим трудом, но добыл. Пишите?

– Да.

– Начальник отдела Второго управления Департамента государственной безопасности Витаутас Сташайтис. Дата, когда он навещал меня в следственном изоляторе Каунаса – 6 июня 2008 года. Тут речь шла о продаже оружия. Именно он сказал мне: «Если ты не будешь молчать, мы тебя зароем, ну… в землю». С тех пор я молчал, так как был запуган.

– Кто ещё наведывался к вам из госбезопасности?

– Мне фамилий не говорят. Половина людей, которые меня навещали, фамилий не знаю. Ко мне с угрозами наведывался Дарюс Амшеюс из ССР, – его фамилия в книге посетителей также отсутствует. Вписан лишь другой человек, который приходил вместе с Амшеюсом…

Знаете, что я заметил – кому бы я ни звонил, с теми людьми всегда что-то случается: или совершается кража, или авария, или их застреливают, или они пропадают без вести. Как случилось с тем «Негром» а 1995 году.

Хотели застрелить В.Ландсбергиса

– Витаутас Ландсбергис, придя к власти, начал наводить порядок. Однако уже в 1992 году появились силы, которым он мешал. И эти силы хотели всех, кто им препятствовал, уничтожить. А также уничтожить и тех, кто отделился от В.Ландсбергиса. Ведь Роландас Паксас тоже был «ландсбергист».

Эти силы хотели строить нефтяной терминал между первой и второй Мялнраге – теперь этот терминал в Бутинге. А активная общественница З.Даугинтите очень сопротивлялась этому, и её сына «зарыли».

Они устраняют с пути всех, кто им препятствует.

– Почему?

– Потому, что они хотят осуществить свой план. И план, который они задумали в 2004 году, им не удался – также, как им не удалось застрелить Витаутаса Ландбергиса. Хотя всё уже было готово, только не удалось найти подходящих людей.

Теперь их цель – чтобы Президент Даля Грибаускайте слишком не окрепла. В противном случае, всем будут «вилы» – все они будут привлечены к уголовной ответственности, и должны будут отвечать согласно закону. Ведь как было со мной? Говорили: «Ты будешь исполнять указания Президента». Исполнял-исполнял, а меня как не оформили официально, так и не оформили… А в президентуру я ходил и в 1996-м, и в 1997-м – даже в президентском кресле сидел. Тогда мне один сотрудник госбезопасности все двери открывал а я устанавливал подслушивающие устройства… У меня ведь есть видеозаписи. Однако никто не хочет провести расследования, потому что все слетят со своих мест. Я лишь только пытаюсь сказать правду, но её никто не хочет слушать – только вот Ваша газета. И все обзываются, мол, Вилкаускас – такой-сякой, газета такая-сякая. Но если мы объединим усилия, если к этому присоединится Президент, тогда Вилкаускас принесёт эти «сумки», положит на стол и приведёт свидетелей и скажет: вот этот участвовал в такой-то миссии, ему было приказано ликвидировать того и того и что он участвовал во всех «ликвидациях». Здесь 15-летняя деятельность госбезопасности, ССР и прокуратуры.

– Много людей было «ликвидировано»?

– По моим данным около двадцати.

– Госбезопасность ликвидировала около 20 человек?

– Да. И если я окажусь по ту сторону ворот, я докажу, кто из Генеральной прокуратуры и госбезопасности причастен к разрушению независимой Литвы и кто сейчас вредит независимости Литвы. И сейчас они из последних сил стараются показать, что Вилкаускас дурак и дебил. Но как тогда понимать, что такой дурак и дебил участвовал во всех моделях, всюду шёл и что-то делал. Шестнадцать лет Вилкаускас ходит, делает, но он дурак. Тут тоже нужно что-то понять…

С Й.Фурманавичюсом счёты свела госбезопасность

– Как вы познакомились с судьёй Йонасом Фурманавичюсом? И давно ли?

– Меня с ним свели в 1994 году, после заседания окружного суда. Тогда появился «А». Я тогда владел спортивным клубом «Гама», а «А» работал в налоговой инспекции. Он пришёл проверять предприятие и попросил взятку. Взяткой стали ботинки. Я тогда ему эти ботинки купил и мы пошли на контакт. А потом один сотрудник госбезопасности мне говорит: «Есть такой хороший судья, если какие беды, это наш человек, обращайся и он поможет тебе».

– Так госбезопасность проговорилась, что Фурманавичюс их человек?

– Да. И как только я с ним познакомился, тихо-спокойно сделал несколько записей… Фурманавичюс мне говорил: «Я не могу вырваться из этой сети». Так что и все мои судимости – сами понимаете, – не было так, чтобы я сидел. Я получал то штраф, то условно. А сейчас за то же самое прокурор потребовал восемь лет, а осудили на шесть… Понимаете, они связывали меня этими делами – они возбуждают против меня дело, а я иду просить помощи, тогда они «выворачивают» и т. д. А когда в последний раз я отказался работать на них и отказался дать требуемую прокурором взятку в миллионном размере, когда сказал, что всплывут всех их делишки, что все материалы отвезу тогдашнему президенту В.Адамкусу, то меня сразу взяли и посадили.

Потом я позвонил Фурманавичюсу и спросил: «Что делать?» Он говорит: «Страшно, что происходит. Ко мне приходили и сказали, чтобы не лез».

Так «кран» и закрылся. Позже я поддерживал связь – как моё дело. Как и что… И в последний раз я сказал: «Ко мне приходит человек, надо Литве помочь, и мне будет лучше – я отсюда выйду и вы избавитесь от всей этой «грязи». И он сказал, что согласен, что возьмёт этот материал с собой на работу. Но сегодня Фурманавичюса застрелили… А ведь ещё вчера я ему звонил.

– Повторите ещё раз, что было на этих плёнках?

– Там была звукозапись, снимки были…

– Какая звукозапись?

– Как тот высокопоставленный прокурор просит ему посо… Затем «А» с этим прокурором голые с малолетками. Бумаги о Нигерии, переговоры посла, других чиновников, как они ездили на охоту, оргии с девочками…

Какой возраст девочек?

– От 9 до 14 лет. И не только девочки, но и мальчики были… Фурманавичюс тоже немного вляпался. Ему было приказано заснять, чтобы госбезопасность, ССР и другие, имея этот материал, могли фабриковать дела. Ему сказали, что того и того надо «посадить». А если этого не сделаешь, то покажем… Так и делалось.

– Получается, что госбезопасность засняла и держала Фурманавичюса на «крючке»? И этого высокопоставленного прокурора держала на «крючке»?

– Так и сейчас держит. И сам генеральный прокурор также на «крючке»?

– У кого на «крючке»?

– На «крючке» той самой госбезопасности. Точно знаю, что так оно и есть. И я знаю человека, готового дать об этом показания.

Значит Йонас Фурманавичюс снимал оргии по указанию госбезопасности?

– Конечно. Он должен был весь материал мне передавать, а я отвозил в госбезопасность. Я часть отвозил, а часть себе оставлял. Ведь мало ли что… Против меня уже дела возбуждались, и я знал, что меня будут «сажать» надолго. Перед моим задержанием, в то воскресенье, я как раз «гулял» с Фурманавичюсом и другими…

Тогда я и сказал Фурманавичюсу, что, мол, всё – отдаём материал президенту и выходим из этой игры, в понедельник утром меня взяли…

– Кто ещё «гулял» с вами тогда?

– Высокопоставленные люди, которые и сейчас занимают высокие посты. Только Фурманавичюса уже нету…

Лжесвидетельствовал, будучи засекреченным свидетелем «Лепа»

– Скажите, а вот когда вы проходили свидетелем по делам, вам предлагали лжесвидетельствовать по этим вопросам?

– Не слово предлагали. Мне велели это делать. Мне угрожали! Они же так делают: против меня возбуждают, фабрикуют дело – кто-то официально пишет заявление по поводу какой-то мелочи, – и дело идёт в суд. Тогда мне говорят: мы это твое дело замнём, а ты в суде должен говорить то и то. Это могут подтвердить три адвоката. Они в той среде были и всё видели.

– Были ли вы засекреченным свидетелем по делам и лжесвидетельствовали ли вы о чём-нибудь?

– Да, конечно. Генеральной прокуратуре всё известно, но она выдала справку о том, что я нигде не участвовал.

– Сколько в ведении Генеральной прокуратуры было дел, по которым вы проходили как засекреченный свидетель?

– Ну наверное десять-пятнадцать дел было… Мой псевдоним был «Лепа». Это были дела большого калибра.

– И вы свидетельствовали так, как нужно было, или как?

– Мне пишут и велят говорить это на суде… Понимаете, они мне всегда инкриминировали мошенничество. Меня ведь никогда не «сажали» – давали штраф, условный срок. И так с 1996 года они меня держали на привязи. Они всё угрожали, что расправятся с моей семьёй. В 2000 году в Мариямполисе взорвали мой автомобиль и никто не расследовал это дело. Они мне всегда угрожали тем, что застрелят мою жену, убьют ребёнка Так что же мне делать? Куда я могу обратиться?

Куда я только не обращался и всюду для меня двери были закрыты. «Ты такой, сякой», и никто ничего не делал. И теперь, когда я нахожусь здесь (в «красной зоне». – Прим. Ред.), меня никто не собирается выпускать на свободу. Говорят: «Ты откажись от всего (от всего, что рассказал нашей газете о деятельности спецслужб. – Прим. Ред.), тогда мы тебе поможем, а если не откажешься, то мы уже с судьёй Кястутисом Даргужисом обо всё договорились. Будет суд и ты получишь ещё больший срок.

– Вы им верите? Ведь вы сами рассказывали, какие у них методы работы. Вы дадите подписку, что отказываетесь от всего, что рассказали нашей редакции, но уверены ли вы, что, выйдя на свободу, вы не умрёте от какого-нибудь, например «сердечного приступа»? Ведь вы для них – бомба замедленного действия, которая может рвануть в любое время.

– Конечно. И потому я хочу выйти отсюда с чистой совестью, чтобы меня с ними ничего не связывало. Я потому и хочу с вами общаться. Сколько и кому я ни писал, никто ничего не расследует. Я написал председателю комитета Сейма по национальной безопасности и обороне А.Анушаускасу, что всё расскажу комиссии, что надо провести парламентское расследование…

– Так ведь, думаю, что А.Анушаускас ничего не будет расследовать. Он назвал ваши письма «графоманией»… Скажите, а вот когда вы сотрудничали с госбезопасностью, с Генеральной прокуратурой, с ССР, вам не приходилось встречаться с засекреченными свидетелями «Кряуше» («Груша») и «Слива»?

– Нет, я принадлежал к группе деревьев. Я был «Лепа» и общался лишь с «Ажуоласом» («Дубом») и с «Дрябуле» («Осиной»).

– С кем вы общались в генеральной прокуратуре?

– Был Урбялис, был Шняйдярайтис, был Клюнка.

За убийством Кесусов – уши госбезопасности

– Клюнка?

– Да, Клюнка. Он ещё звал в Палангу повеселиться… Понимаете, Клюнка получил информацию от Гайдюргиса (литовский криминальный авторитет. – Ред.), завербовал его. Гайдюргис там порт контролировал, он же не настолько глупый, чтобы с убийствами связываться… Ведь там сама госбезопасность столько людей зарыла… Там тоже множество концов… Я всех подробностей не знаю, но мне известно, что заказ на убийство Кесусов дала именно госбезопасность.

Я же в Панявежисе владел спортивным клубом «Гама», организовывал там мероприятия и общался кое с кем из «тульпиняй» (криминальная группировка по городу Панявежис. – Ред.). Они помогли мне отстоять спортзалы. А по ходу разговоров о спорте, вылезали и иные темы… Поэтому я не очень хочу верить, что Вяртялка (криминальный авторитет группировки «тульпиняй» – Ред.) здесь приложил руку. Поскольку ко мне пришли и сказали? «И тебя такая судьба ожидает, если будешь много говорить… за измену государству можем 20 лет дать, посидишь»… Сказали ещё, что все равно ты здесь ничего не добьешься – ни через Грибаускайте, ни через других лиц…

– Кто это так сказал?

– Так те, кто тогда (после пятичасового обыска. – Ред.) приходили из Департамента мест лишения свободы… Он так кричал, что даже сейчас мурашки бегают – настоящий жандарм: «Сидеть! Смирно! Пиши быстрей, давай!», «Тут так не будет, так тебе не сойдёт!».

Сказали, что надо всё забыть: «Не общайся с газетами и спокойной выйдешь». А я им сказал: «Как я могу не общаться с газетами, если меня очерняют, а как только я выйду, меня опять «возьмут» спецслужбы, и я снова буду вынужден работать, и меня опять посадят». Говорю, я не хочу такой жизни, я хочу жить спокойно, как все люди. Говорю, что власть меняется, у нас новый Президент, новые европарламентарии…

Сказал, что европарламентарий Витаутас Ландсбергис мог бы многое для Литвы сделать, ведь все знаем, каков его вклад в независимость Литвы. Так мне сказали, что ни этот «старый», ни Д.Грибаускайте здесь ничего не могут. Сказали: «Здесь другие структуры, которые могут намного больше владеть и управлять всем…»

Вы видели, сколько я посланий написал членам Сейма, в президентуру, в различные инстанции… Свыше тысячи! Однако никто ничего не расследует, говорят – «Вилкаускас такой-сякой». Ну и что, что Вилкаускас такой-сякой. Однако если есть факты, их надо расследовать! А уже после расследования и скажете, врал Вилкаускас или нет.

Однако нет – никто никуда не едет и ничего не расследует. А значит что-то есть…

2009-11-25

- Reklama -

KOMENTUOTI

Įrašykite savo komentarą!
Čia įveskite savo vardą