Кровавая пятница

0
1
- Reklama -

Митинг 16-ого января глазами свидетеля

Стою на площади у парламента. Митинг. Немало таких мероприятий довелось провести, знаю, как поднять людей и снять волнение в толпе, как использовать агитаторов, не дать проявить себя ораторам, нейтрализовать провокаторов, дезорганизовать управление… На сей раз я всего лишь наблюдатель. Ощущение странное – как будто находишься по другую сторону баррикад. Немало было митингов в период с 11 марта 1990-го до конца 1993-го. Сторонников «Единства» и советских военных, акции сельчан, организованные ДПТЛ, и курированных консерваторами «вязаных беретов»…

До августа 1992-го практически любой митинг мог закончиться захватом парламента, а это дало бы повод советским политикам распространить миф о «разгоне недовольных народных массах националистическими властями». Впоследствии, когда решался вопрос вступления в НАТО, умение регулировать митинги было своего рода лакмусовой бумажкой на уровень демократии… Словом, митинги и демонстрации – вещь серьезная!

Может быть потому, 16 января сего года я с нескрываемым удивлением и тревогой наблюдал за самодеятельностью полиции и спецслужб независимой Литвы: «Что я вижу?» Каковы истинные причины того, что происходило? Важно было понять, почему госслужбы не действуют так, как им надлежит, а провоцируют участников митинга, почему используют силу вместо того, чтобы внести спокойствие, сдержать и нейтрализовать отдельных провокаторов? Итак, митинг моими глазами – как я его увидел.

КАК ВСЕ НАЧАЛОСЬ

В бурлящей и не слишком многочисленной толпе (7-10 тысяч) выделялись несколько десятков крепких парней, явно ориентированных не на социальный протест, а на выполнение «спецзадания». Мускулистые, натренированные, в черных кожаных куртках и спортивных шароварах или джинсах, они были похожи на сотрудников охранных служб или полицейских, переодетых в гражданское… Ясно: они будут влиять на ход событий. Ищу глазами и работников спецслужб. Нет, не нахожу!

Крепкие парни действуют неплохо: как только толпа утихнет – выкрикивают лозунги, раздувая страсти. В один момент парни, словно по команде, прорываются в первые ряды – в окна Сейма летят комья снега. Предлог: небожители парламента из своего «убежища» крутят фиги митингующим! И пошло-поехало! В окна Сейма уже пуляют все, даже пожилая дама в шляпке… У здания четко группируются полицейские, прикрываясь щитами. Звучит команда – и толпа в облаке слезоточивого газа.

Несколько минут – и в толпе уже есть раненые. «Они стреляют», – вымолвил стоящий со мной рядом Антанас Свидерскис. Его легкая куртка прошита резиновой пулей. Антанас Чебатарюнас вдруг хватается за ногу и с недоумением глядит на свои окровавленные руки. Экипированные «защитники парламента» врываются в толпу и начинают метелить свои «мишени»…

Так впервые у Сейма Литвы произошел разгон демонстрации с использованием слезоточивого газа, стрелкового оружия с резиновыми пулями, резиновых дубинок. Результат: минимум 34 раненых, причем несколько – серьезно (резиновая пуля повредила глаз юноше – врач сказал, что тот может лишиться зрения; другому пуля выбила передние зубы; у третьего прострелена коленная чашечка и поврежден сустав; еще у одного открытый перелом кисти). Можно продолжить список того, чего не сделали «советы» в 1989-м, когда газеты сообщали: «В Вильнюсе применили «бананы». На то, чего мы не делали со своими противниками, которые хотели вернуть Литву в объятья СССР, осмелились литовские власти! Чего стоят похвалы министра МВД в адрес бравых полицейских, «заслонивших грудью» власть от «разъяренной толпы»? От рыночных торгашей? Именно такой презрительный эпитет недавно употребил идеолог консерваторов В. Ландсбергис. От людей низшего сорта, так сказать.

КТО БЫ МОГ ИСКЛЮЧИТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ?

Всякий, хоть раз показавший палку собаке, знает из практики: собака зарычит и оскалится. Всякий, кому доводилось иметь дело с толпой, знает, какую реакцию вызывает отряд полицейских при полной экипировке для разгона демонстраций: толпа возмутится. У полицейских в странах ЕС демонстрация боевой экипировки без необходимости считается провоцирующим фактором. У парламента Литвы госструктуры начали демонстрировать готовность «поиграть мышцами» еще в самом начале митинга. Одни, смотря на это с недоумением, а моем сердце и думаю в сердцах многих мужчин кипела с трудом сдерживаемый гнев. Вчерашние клоуны* собрались нас бить!

Впервые я запустил камнем в советскую милицию в 1972-м. Это было в Каунасе, после самосожжения Ромаса Каланты, когда собравшихся начали колотить «бананами». На сей раз, когда полиция стала нас травить газом, я не бросал камни только потому, что вокруг были камеры, а меня все знают. Зафиксируют – и возбудят консерваторы еще одно дело… Но камеры зафиксировали и тех крепких парней, о которых я говорил в самом начале. Так кто же они такие, если не боятся возбуждения уголовных дел? Может им обещана неприкосновенность? Если так, то кто мог пообещать?

В истории революционных движений полиция, провоцирующая массовые беспорядки, гасящая огонь огнем, регулирующая кризис, причиной которого сама же и стала (ведь нельзя управлять тем, частью чего не являешься!) – скорее правило, нежели исключение. Спровоцированных людей арестовывают, а провокаторов потом – отпускают… Это хорошо известная американская тактика. Советников по этой части в Литве сегодня достаточно. Как, впрочем, и в Латвии, Эстонии, Украине, Болгарии, где были массовые беспорядки с «выпуском пара», похожие друг на друга как разрушенные в Нью-Йорке башни-близнецы. И так, как говорил один литовский политический классик, кто бы мог исключить возможность того , что это сама власть провоцирует проявления силы на митингах, чтобы потом ограничить конституционные права народа на свободу митингов…

КТО ОТДАЛ ПРИКАЗ СТРЕЛЯТЬ?

Тот, кто имеет разрешение на ношение огнестрельного оружия, знает, что в случае опасности надо вначале сделать предупредительный выстрел «в воздух», чтобы не быть обвиненным в превышении необходимой самообороны. Предупреждение необходимо! А как быть с предупреждением гражданских лиц, пришедших на общественное мероприятие до того, как полиция применит специальные средства. Митинг 16 января был официально разрешен властями, пришедшие люди даже не подозревали, что их пребывание на митинге может стать противозаконным. Средний возраст участников митинга «на глаз» был порядка 50 лет. И даже если ход событий на митинге был таким, что полиции было необходимо применить слезоточивый газ и оружие, людям надо было дать возможность покинуть территорию перед применением полицией специальных средств! А тут под боком у законодательного органа независимой Литвы людей лишили права быть предупрежденными, выйти из зоны опасности… Газ и выстрелы были как гром с ясного неба! Началась давка, на льду падали старушки, мужчины выводили беременную…

Кто и на каком основании дал приказ стрелять? По словам министра МВД, «силы поддержки общественного порядка решение приняли самостоятельно». Господин министр, не прячьтесь за спины подчиненных, скажите прямо: «Стрелять приказал я!» Тогда в суде, пригласив экспертов по поддержанию общественного порядка, скажем, из Великобритании или Франции, можно было бы изучить законность такого приказа. Кстати, и без вашего признания признания господина министра мы это намерены сделать…

По сути дела тут важно одно: какая инструкция регламентирует применение слезоточивого газа, резиновых пуль и других спецсредств в местах массового скопления людей в Литве? Какую ситуацию следует считать достаточным основанием для того, чтобы стрелять в граждан своей страны – несколько разбитых окон в Сейме, яйца, которые поставили под угрозу жизнь и здоровье государственных мужей? И совсем неважно, что полицейские стреляли только резиновыми пулями. Молокосос в литовской форме, защитив себя нашивкой с государственным гербом, выстрелит в тебя и из боевого оружия, раз будет приказ. Я слышал, как один из них процедил сквозь зубы: «Жаль, танков нет».Становится ясно: игра воров и полицейских в Литве затмевает баскетбол! С одной стороны – ура-патриоты, несколько комедиантов, несколько мальчиков-бизнесменов и полицейские. С другой стороны – «преступники». И надо выбирать, на чьей ты стороне, с кем ты – с «комедиантами» или с «преступниками».

ВОПРОС АДЕКВАТНОСТИ

Отдельно надо бы затронуть вопрос адекватного и пропорционального применения силы. Помните, когда грузины обстреляли столицу Осетии, а русские в ответ сели на танки и дошли почти до Тбилиси? Тогда наш президент, проигнорировав, как и другие президенты американской закваски, открытие Олимпийских игр в Пекине, восклицал: «Непропорциональный ответ! Неадекватная реакция!» Имелась в виду реакция России. А теперь ответьте, господин президент: снежки, яйца и десяток камней, запущенных в окна парламента, – это основание для того, чтобы стрелять в своих граждан и травить их газом? Результат – увечья людей и попранное доверие к своему государству. Так был ли ответ пропорциональным и адекватным? Ответьте честно и откровенно, если бы тогда, когда мы провозглашали независимость, а вы сидели за «болотом», в штатах, коммунисты применили бы такие меры против нас, как бы вы кричали? Какими словами вы ругали бы империю зла? Не потрудитесь вспопомнить.

ЛИНИЯ ФРОНТА

Маршал Фош говорил: «Первый выстрел меняет поле боя». Отныне Литва уже не будет такой, какой была до 16 января. Отправляясь на санкционированный митинг, уже нельзя быть уверенным в том, что славная литовская полиция обеспечит безопасность, не станет лишний раз доказывать свою лояльность власть предержащим. А полиция не сможет рассчитывать на то, что в карманах у тех, кто на этот митинг пришел, только яйца и помидоры. Невидимая линия фронта пролегла между людьми и властью, «населением» и «блюстителями порядка». Увы, на войне как на войне… Может всякое случиться… Это уже поняла новая власть – 16-го вечером вчерашние шоумены, львы бизнес-клубов, ура-патриоты под прикрытием полиции, сгорбившись и пугливо озираясь, садились в государственные авто… Не забуду эту картинку! Хуже нет для государственных мужей, чем страх – он порождает вынужденный отрыв от реальности, высокомерие, агрессию… Кто не может контролировать себя в состоянии стресса, тот погубит и армию, и полицию, и государство.

ГЛУПОСТЬ ИЛИ ПРОВОКАЦИЯ

Почему все так случилось? Глупость или провокация? Очевидно: «Имела место провокация». А как охарактеризовать ответ властей на нее? Глупость правительства консерваторов, пытающихся выдать себя за крепких политиков, жестко и решительно действующих в условиях мирового кризиса? Сознательное запугивание народа (чтобы боялся собираться на митинги),стараниями властей и специальных служб спровоцировать разгул насилия чтобы ограничивать демократические свободы граждан и таким образом защищать свои непопулярные решения? Наконец, может быть это примитивное стремление власти защитить интересы своих крупных финансовых покровителей, сделать так, чтобы мелкие торговцы не протестовали против кассовых аппаратов на рынках под снегом и дождем, против дополнительных 9-процентных налогов, сделать так, чтобы они обанкротились и при этом не протестовали… Сделать так, чтобы все раньше покупавшие в маленьких лавках и на базаре попали бы в торговые сети «Максимы».

ПРЕТЕКСТА ИСПОЛЬЗОВАТЬ СИЛУ НЕ БЫЛО

Резюмирую: никакого основания для агрессивных средств разгона демонстраций ( слезоточивый газ, резиновые пули) не было. Полиция и силы поддержания общественного порядка не выполнили свою прямую функцию. Они с самого начала заняли провокационную позицию, ничего не сделали, чтобы удержать ситуацию под контролем, несмотря на значительно численное превосходство по сравнению с агрессивными мятежниками, не стали и сдерживающим фактором – действовали так же агрессивно, импульсивно, злонамеренно. Резиновые пули летели в тех, кто выступал, говорил в мегафон, а не против тех, кто реальными физическими действиями нарушал общественный порядок. Полиция не предупредила собравшихся, а сразу же прибегла к оружию, не дав возможности людям своевременно покинуть ставшую опасной территорию митинга. Действия полиции были несоразмерными и неадекватными тем угрозам, которых создали митингующие.

Ответственность за использованные во время митинга меры и увечья, полученные участниками митинга, конкретно никто не взял на себя. Несмотря на то (или именно потому), что в здании Сейма находилось высшее руководство МВД, представители полиции и спецслужб, надлежащего контроля за митингом не было. В конечном итоге в стране создалась сложная обстановка, чреватая ростом применения насилия.

P.S.

Ох, как трудно защищаться премьер-министру, который, «перевернув пластинку», уверяет, что не требовал кассовых аппаратов на рынках! В подстрекательстве к беспорядкам он обвинил СМИ; досталось на орехи и торговым сетям “Mаксима” – чтобы, не дай Бог, никто не заподозрил, что он заодно с крупным бизнесом. Ценное (читай: абсурдное) заявление Премьера: дескать, слезоточивый газ и другую дрянь принесли сами участники митинга!.. А может, господин Кубилюс, митингующие еще и противогазы полицейским раздали?

Бывший министр обороны Литвы Аудрюс Буткявичюс

21.01.2009

- Reklama -

KOMENTUOTI

Įrašykite savo komentarą!
Čia įveskite savo vardą