«Преступление именем государства»

29
5
- Reklama -

Журналисткое расследование завершилось книгой. ГК фото

Ночью 31 июля 1991 г. на таможенном посту города Мядининкай произошло жестокое убийство – были убиты шесть таможенных и полицейских должностных лиц: А.Мустейкие, С.Орлавичюс, А.Юозакас, М.Балавакас, Й.Янонис и А.Казлаускас. Еще двое – Т.Шярнас и Р.Рабавичюс – ранены. 2 августа Р.Рабавичюс умер в больнице при неясных обстоятельствах, поэтому Т.Шярнас – единственный выживший свидетель этой расправы.

31 июля 1991 г. к расследованию убийства в Мядининкай приступила Генеральная прокуратура Литовской Республики, возглавляемая А.Паулаускасом. Однако этим делом по поручению прокуратуры занимался и КГБ Литовской ССР – об этом свидетельствуют материалы расследования дела по Мядининкай, хранимые в Особом архиве Литвы,

Две недели – до путча в Москве – литовским прокурорам помогали и следователи из России. Однако после того как их лично обыскали по приказу Генеральной прокуратуры Литвы, оскорбленные должностные лица уехали в Москву.

Для расследования убийства в Мядининкай была создана правительственная комиссия. Председатель Верховного Совета (Восстановительного сейма) Литовской Республики В.Ландсбергис в связи с выпадом против независимой Литвы обратился к международной демократической общественности.

«За силами, которые находятся на содержании у Советского Союза, за преступлениями, совершенными их вооруженными группировками, стоит верховное руководство СССР, которое не может постоянно прикидываться, что ничего не знает, не контролирует ситуацию. Пришла пора принимать решения. Силы с фашистским уклоном, признающие только насилие, взялись за оружие против демократии и свободы», – так писал бывший тогда верховный руководитель Литвы в своем обращении от 31 июля 1991 г., названном «Фашисты нападают».

Убийство в Мядининкай – кровавый выпад против свободы и демократии Литвы, однако парадокс в том, что виновные выпада до сих пор не выявлены и не наказаны. Анализ хода судебного процесса и журналистское расследование материалов дела, наглядно демонстрирующие основные детали расследования, позволяют делать предположение, основанное на неоспоримых фактах – литовское правосудие «посадило» не того, Оно удовлетворилось единственным «козлом отпущения», уголовный процесс в этом деле превратился в соревнование теоретических политических доктрин, а место доказательств в деле заняли исключительно теоретические политологические рассуждения, предположения и мнения. Уголовное дело из правового превратилось в политологическое, из уголовного – в политическое.

Более того, адвокаты единственного «схваченного» в этом деле и приговоренного Вильнюсским окружным судом к пожизненному заключению рижского омоновца К.Никулина (Михайлова): латвийский присяжный адвокат Оскар Роде, литовский адвокат И.Ботырене и адвокат А.Марцинкявичюс убеждены, что преступление не расследовано, не было изучено и само место преступления, а собранные в деле улики свидетельствуют, что не все должностные лица были убиты там, где были найдены их тела. И не было так, как утверждается в официальной версии -что люди были уложены, и расстреляны: следы крови возле вагончика свидетельствуют, что наши должностные лица отстреливались, и кто-то из нападавших был ранен. Кто? Вопрос остается открытым.

«Вывод один, и он совершенно ясный: это дело не раскрыто», – так в мае 2012 г. «Горячему комментарию» сказал адвокат А.Марцинкявичюс -бывший следователь-криминалист по особо важным делам Генеральной прокуратуры, следовательно, профессионал в области расследования подобных дел, прекрасно знающий, как в таких случаях организуется работа.

Казалось бы, элементарно, что расследование преступления начинается с педантичного, скрупулезного осмотра места преступления и тщательного сбора улик, выдвижения основанных на них всех возможных версий и их тщательной проверки, а также с отклонения версий, не подходящих в связи с установленными по имеющимся уликам фактами. Однако дело об убийстве в Мядининкай – не такое: здесь преимущество отдается «государственно-политической» версии, и создается впечатление, что улики уже подбираются под суть ее содержания, при этом отметаются все, противоречащие данной версии.

«31 июля 1991 г. примерно в 5 часов утра на пограничном посту Мядининкай боевики отряда советской милиции особого назначения ОМОН из Риги напали на работников таможни», – гласит официальная версия.

Почему рижский ОМОН? Элементарно: в тот период рижские омоновцы прибыли на вильнюсскую базу ОМОН, а через 3 дня после убийства возле таможенного вагончика были найдены часы с производственным оттиском на застежке в виде буквы «Т», или предположительно в виде символа физико-математической константы „Р1″ («П»), что, по мнению наших правоохранительных органов, неизвестно почему должно означать «Рыжов» (фамилия одного из рижских омоновцев) или «Рига». Факт, что эти часы не были найдены на месте преступления ни свидетелями, первыми обнаружившими место убийства, ни прокурорами Генпрокуратуры Литвы, ни экспертами и следователями оперативной следственной группы Министерства внутренных дел, никому не интересен. Однако факт фальсификации уже существует.

Еще в 1992 г. бывший старший следователь Генеральной прокуратуры по особо важным делам А.Асташка объявил, что у прокуратуры есть неоспоримые доказательства участия вильнюсского ОМОН в убийстве в Мядининкай. Однако в ходе процесса выяснилось, что доказательства действий вильнюсского ОМОН и его идейных пособников в этом убийстве, а также результаты следствия удалены из материалов дела. Почему и куда из обвинений и дела пропали сведения о роли вильнюсского ОМОН и дружинников «Единства»?

О том, что вильнюсский ОМОН «изъят» из дела об убийстве в Мядининкай, не раз поднимал вопрос и Витаутас Ландсбергис. Как, спрашивал он, и куда исчезли улики в деле Мядининкай? Так как в деле, попавшем в суд, нет ни разведывательного материала МОК, ни снятого Ю.Пиворюнасом первого опроса Т.Шярнаса в больнице Св. Якова. Исчезла и самая первая видеолента с места убийства в Мядининкай, снятая бывшим начальником Лаворишского таможенного поста В.Пятрушкявичюсом, также пропала видеолента с осмотром места преступления, снятым экспертом Министерства внутренних дел А.Страздасом. То есть пропало все, что могло бы разрушить официальную версию расследования. А те, кто мог бы что-нибудь сказать, боятся говорить – хотят жить.

Так кто же в действительности расстрелял литовских таможенных и полицейских должностных лиц ночью 31 июля 1991 г.? Ответ: наши должностные лица это еще не расследовали. Или, если расследовали, тоже «хотят жить».

Ну а политологическое дело о Мядининкай в 2011 г,, после изменения Уголовного Кодекса, уже переквалифицировано из «убийства» в «преступление перед человечностью» – чтобы единственный в этом деле живой обвиняемый (других рижских омоновцев судят заочно), после истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности за «убийство», не был отпущен на свободу. Ведь, как говорил В.Ландсбергис, это дело – это выпад против свободы и демократии Литвы. Поэтому как будет выглядеть, если в нашей тюрьме не «сгниет» ни один из «налетчиков»? Тем не менее, если до сих пор в целом не известно, кто в действительности были люди, напавшие на пограничный и таможенный пост Мядининкай, можем ли мы позволить себе полагать, что историческая справедливость восстановлена?

«Это уже не справедливость – это открытый террор. Внутренний террор граждан Литовской Республики. В таком случае, правоохранительные органы и органы правосудия Литвы становятся инструментом ужасающего террора. В период режима Пиночета в государстве Чили для запугивания его жителей применялась максимальная ответственность по любой статье, предусматривающей наиболее страшное и жесткое наказание, не смотря на то, соответствовало ли это совершенному человеком деянию, или нет… Так неужели мы склоняемся в сторону такого режима?» – спрашивает профессор Р.Бурда.

После изменения обвинения К.Никулину, все внимание сконцентрировалось в целом не на убийстве в Мядининкай и не на его доказательствах, а на политологических теоретических рассуждениях о бывшем СССР и политике его организаций, которую якобы и осуществлял К.Никулин 31 июля 1991 г. – «убивать гражданских». Так как вместо того, чтобы изучать доказательства убийств, Апелляционный Суд Литвы вынужден углубляться в историю и предпосылки политологического характера, а также теоретические споры о том, какие республики 31 июля 1991 г,, на момент нападения на пост Мядининкай, входили в состав СССР (так как даже Россия накануне убийства в Мядининкай признала

независимость Литвы, а проф. В.Ландсбергис с Б.Ельциным подписали в Москве договор о признании независимости Литвы и начале межгосударственных отношений), какой была политика СССР и ее организаций (каких?), которую якобы и осуществлял К.Никулин на таможенном посту Мядининкай?

До сих пор не установлен мотив преступления – кому было выгодно убийство литовских должностных лиц, ни цель убийства – какие последствия достигались данным брутальным преступлением? В итоге, не расследованных и не раскрытых вопросов в деле – множество.

«Убийство никому не было выгодно. Но если в политике что-то происходит, то это используется. И, конечно, как США в переговорах с М.Горбачевым, так и мы этот случай достаточно эффективно использовали. Тогда шел визит президента США Дж.Буша в Советский Союз, а также подготовка к его встрече с бывшим президентом Советского Союза и генеральным секретарем компартии М.Горбачевым. И события в Мядининкай были словно на блюдечке выложены в качестве аргументов в разговоре между Дж.Бушем и М.Горбачевым», – сказал «Горячему комментарию» бывший тогда руководитель департамента охраны края Аудрюс Буткявичюс.

31 июля 2014 г. на поминовении 23-летия трагедии в Мядининкай председатель Сейма Л.Граужинене заявила, что «правда до конца не ясна, и вершители преступления до сих пор не наказаны».

В.Ландсбергис полагает, что это дело – как убийство президента США Джона Кеннеди: наверное, так никогда и не будет расследовано, а К.Никулин, неизвестно почему в этом деле называемый Михайловым, «притянут за уши».

Тем не менее, если это дело не расследовано и никогда не будет расследовано, и мы никогда не узнаем правды, всплывают острые вопросы: за что же тогда и на основании каких доказательств Вильнюсский окружной суд осудил и на пожизненное заключение отправил в тюрьму К,Никулина? И, наконец, кому, почему и чем может быть выгоден такой приговор?

Длящееся несколько лет последовательное журналистское расследование, которое ведет «Горячий комментарий», раскрывает общественности закулисные события дела об убийстве в Мядининкай и соответствующего судебного процесса.

- Reklama -

KOMENTUOTI

Įrašykite savo komentarą!
Čia įveskite savo vardą