ЖЕНЩИНА В ЛИТВЕ ПУБЛИЧНО ПРИРАВНЕНА К… УНИТАЗУ

1
2
- Reklama -

В промежутке между шумными празднованиями и демонстративными признаниями в любви женщинам в новомодный День любви имени св. Валентина и старомодный, но прочно въевшийся в плоть и кровь за последние полвека Международный женский День 8 марта самое время поразмыслить о действительной роли и месте женщины в Литве. А оно весьма неоднозночно.

Своодный рынок быстро приучил нас к тому, что без хорошо обнаженного – точнее, едва прикрытого – тела фотомодели женского пола удачно не продашь не только косметические и гигиенические средства или оборудование для душа, но и строительные детали, мясные изделия, офисную технику и даже новые автомобильные шины. Соблазнительные женские формы, по мнению рекламщиков, должны, как медом, обволакивать притягательной энергией абсолютно любой товар: от еды до сенокосилки.

Поневоле вспоминается бородатый армейский анекдот советских времен:

– Рядовой Иванов! Ты о чем думаешь, когда муху на стене видишь?

– О бабе!

– Почему о бабе-то, Иванов?

– Да я завсегда об ней думаю…

Вот и наши рекламщики «завсегда об ней думают». И нам свой образ мысли активно навязывают, несмотря на то, что большинство работающих граждан в стране, как и большинство потребителей, составляют именно женщины.

Сопротивляемся мы такому примитивному сексуально-озабоченному напору, надо сказать, довольно вяло. Истории с осуждением и ликвидацией рекламы, носящей явно дискриминационный по отношению к женщинам характер, можно перечесть по пальцам – за последние несколько лет всего 15. Однако о том, как именно были наказаны ее создатели – заказчики и непосредственные исполнители – ни слышать, ни читать не приходилось.

Помню, несколько недель проведя в многомиллионном Торонто, я вдруг неожиданно поняла, что ни разу не увидела за это время ставшей для меня уже привычной в Литве рекламной «обнаженки» ни в газетах, ни на рекламных щитах, ни на вывесках. «У вас что, стрип-бары под запретом?» – удивленно обратилась я к местным жителям. «Да нет никакого запрета, – отвечали они. – Просто стрип-бары и секс-шопы, по нашим законам, не имеют права предлагать свои услуги, где попало, особенно – в тех местах, где их могут увидеть дети». В том же Торонто, кстати, ни в одном из супермаркетов не встретишь пива, не говоря уж о более крепких напитках. Все алкогольная продукция продается там только в специальных магазинах, куда родители вместе с детьми не ходят.

Увы, в Литве все – «с точностью до наоборот», и каждый вспомнит эти обратные примеры буквально в двух шагах от своего дома, ближашего детского сада, школы или игровой площадки. В Амстердаме или Гамбурге взрослые развлекательные заведения сексуально-порнографического рода сконцентрированы в особых кварталах, куда, если не хочешь, сам носа не сунешь и малыша своего не поведешь. В Вильнюсе же буквально в десяти метрах от Центрального универмага никак не миновать огромные, ярко освещенные вечерней порой вывески как минимум двух стрип-баров. На одной из них, между прочим, еще и значится слово «Dolls», и я не знаю, как удается родителям уговорить своих дочерей, изучающих теперь английский со 2 класса, миновать этих «куколок».

Полуобнаженные и всем довольные красотки на каждом углу и в каждом рекламном клипе уже настолько затмили действительность, что о реальных женщинах – дочерях, подругах, матерях, сослуживицах – нашим мужчинам всерьез уже не думается. Боюсь, женщинам тоже. Иначе не понять, как согласились главный редактор-женщина, ее заместитель, тоже женщина, а также все прочие сотрудницы первой в Литве бесплатной ежедневной газеты «15 min» на серию рекламных пиктограмм, где некий господин буквально зачитывается этой самой газеткой, гуляя с собакой, поднимая бокал с вином, сидя за рулем велосипеда и автомобиля, а также… восседая на унитазе и занимаясь любовью с женщиной.

Помню, как несколько месяцев назад я впервые с удовольствием потянулась в столичном тролллейбусе за этой первой бесплатной газетой (наконец-то и у нас!), как доверчиво раскрыла ее аккурат на этой самой рекламе, и как мгновенно покраснела, поймав невольный взгляд на ту же страницу соседа по салону. Но, похоже, остальные читатели «проглотили» это оскорбление, как ни в чем ни бывало. И сегодня мерзкая реклама – именно с эротически обслуживающей читающего мужчину женщиной – стала в «15 min» хитом N1: ее активно используют и в самой газете – как в печатном, так и в электронном виде, а также именно под номером 1 предлагают в качестве заставки для экрана мобильного телефона. Нелишне учесть, что только бумажные «15 min» бесплатно распространяются тиражом в 410 тысяч экземпляров в самых людных и общедоступных – в том числе и для несовершеннолетних! – местах в трех крупнейших городах Литвы: Вильнюсе, Каунасе и Клайпеде, а ведь есть еще неограниченное электронное пространство. Редакция газеты с недавних пор, не стесняясь, рекламирует себя по радио как массовое СМИ для самых состоятельных и образованных молодых горожан.

Кто-то скажет: подумаешь – безобидные картинки! Настоящая жизнь – совсем другое. Боюсь, намного хуже. Скорбное нравственное бесчувствие постепенно становится бесчувствием преступным.

С громким шумом и публичными дискуссиями комитет Сейма по правам человека снял недавно с телеэфира ролик, в котором рассерженная малышка колотит своего игрушечного медвежонка. А тем временем в Литве недели не проходит без доставленных в больницу реальных детей, зверски избитых своими родителями, полуголодных, обмороженых. Кроме криминальных хроникеров, об этом никто всерьез – ни гу-гу.

Апофеозом этого далеко зашедшего процесса, конечно, стали недавние роды на асфальте в Шилальском районе. Ни подвыпивший папаша, ни трезвые как стеклышко полицейские, всецело поглощенные своими серьезными мужскими дорожными разборками, не приняли во внимание, что присутствовашая там женщина собралась произвести на свет малыша. Дело происходило в реальности, а не в видеоклипе, «отключить» природный процесс было невозможно – но взрослые мужчины понять этого не пожелали. В конце концов, опершись о полицейскую машину, женщина стоя произвела дитя на свет. Младенец упал прямо на асфальт. Только это заставило блюстителей порядка вызвать по телефону «скорую помощь». Но никак не кинуться на помощь новорожденному малышу или роженице: еще чего – руки марать!

История эта все-таки стала достоянием гласности. Похоже, полицейские понесут наказание за свою халатность. Однако с каждым днем все слышнее речи: чего, мол, их теперь наказывать, ведь все обошлось благополучно. Подумаешь: женщина родила на дороге! «Да для бабы родить – что опростаться…»

Еще даже не став, вероятно, постоянными читателями газеты для «самых состоятельных и образованных горожан», некоторые шилальские мужчины уверены: женщина и унитаз – примерно одно и тоже. И, что характерно, никто с ними по этому поводу не спорит. Выходит, все согласны.

Татьяна Ясинская,

Вильнюс,

февраль 2007

- Reklama -

KOMENTUOTI

Įrašykite savo komentarą!
Čia įveskite savo vardą