ИСПОВЕДЬ АГЕНТА ЛИТОВСКИХ СПЕЦСЛУЖБ (1)

2
0
- Reklama -
Бывший агент литовских спец.служб Кястутис Вилкаускас раскрыл грязные кулуары литовских спец.служб

Гедре ГОРЕНЕ

Однажды днём в редакции газеты «Карштас коментарас» («Горячий комментарий») раздался телефонный звонок. Мужской голос спросил редактора газеты: «Мне говорили, что Ваша газета печатает то, что не публикуют другие газеты. Так ли это?»

– А кто говорит?

– Записывайте: исправительное учреждение № 1 в г. Вильнюсе, ул. Снего. Его зовут Кястутис Вилкаускас. Он имеет для Вас интересный материал.

Я срочно поехала. Пройдя все необходимые формальности, через несколько минут я уже была «по ту сторону». И там, в кабинете какого-то сотрудника, я положила на стол два диктофона, – вдруг один испортится. Мало ли что…

– Вы будете спрашивать или мне самому рассказывать?

Кястутис Вилкаускас, казалось, горел от нетерпения.

– Так, может быть, Вы рассказывайте, – сказала я.

– Всё началось ещё в 1996-м году, когда я ушёл из структур МВД. Тогда меня завербовала Генеральная прокуратура.

– Как это «завербовала»?

А очень просто. Через знакомых мы вышли на них, – на некоего Урбялиса.

– Вы имеете ввиду прокурора Генпрокуратуры Арунаса Урбялиса?

Да, его. Там ещё был Йонас Шняйдярис, который позже ушёлв Службу спецрасследований (ССР). С ним я работал по различным делам, когда меня «перехватила» ССР. Пришлось работать и с Департаментом госбезопасности (ДГБ) в Клайпеде. Потом ДГБ меня перебросил в Каунас, затем в Вильнюс.

Был период, когда я уезжал в Испанию, а когда вернулся, меня «забрали» из ССР в ДГБ. Сказали: «Ты владеешь предприятиями, у тебя много знакомых, предпринимателей как в Литве, так и за границей и ты мог бы давать информацию и для ДГБ, и для ССР.

Я согласился. Тогдашний руководитель ССР Ю.Юнокас вызывает меня и говорит: «Есть проект Правительства, в соответствии с которым надо убрать некоторых чиновников из самоуправлений». То есть надо сфабриковать дела, потому что необходимо освободить рабочие места для своих людей. И не для кого не секрет что мною было сфабриковано дело, по которому начальник отдела управления имуществом в Клайпеде Юргис Римас был задержан за взятку…

– Так Вы дали эту взятку?

– Да, я. Затем подобное дело было в Каунасе – за взятку была задержана Юрате Барткувене, тоже начальник отдела управления имуществом. Взятки я давал через адвокатов – в Каунасе через Саулену Пране Крувялене, а в Клайпеде – через Людмилу Рожкову. Тогда ССР «сняла» с должности и Юргиса Римаса, и Юрате Барткувене.

– А Вам что с того? Премию получили?

– Нет, никакой премии я не получил. Против меня самого были сфабрикованы дела. Тогда на меня эти структуры очень нажимали – в Мариямполисе была взорвана моя машина «Форт Сьерра». Позже я выяснил, что указание взорвать мою машину дал Департамент госбезопасности: хотели припугнуть, чтобы я работал. И я собирал материалы как для ССР, так и для госбезопасности. Потом, в 2004 году начал свой путь во власть Виктор Успасских. Тогда меня вызвала госбезопасность

– Какая именно?

– Вильнюсская. Показали удостоверение и сказали, что им меня рекомендовали прокуроры Генпрокуратуры, Клайпедская госбезопасность и что им известно о моём ранее сотрудничестве с ними, что я передавал информацию, имею связи, поэтому было бы неплохо у Виктора Успасских вмонтировать прослушивающие устройства. И мне выдали аппаратуру.

– Какую?

– Там были «жучки», разного рода разнописцы, маркеры… Я пошёл в здание Партии труда (ею руководил В.Успасских.- Ред.), что около площади Лукишкю, показал секретарше свою визитку, заговорил ей зубы и всюду натыкал «жучков»… После этих событий было начато расследование, и вскоре в здании Партии труда был проведён обыск – изъяли все материалы. Теперь это дело находится в суде. А я и дальше собираю информацию. Выхожу на Виктораса Мунтянаса, который в Тракай дал взятку.

– Не в Каунасе?

Нет, всё произошло в Тракай. Эту информацию про Виктораса Мунтянаса, известного под псевдонимом Мунте, я получил от его подруги, которая владеет похоронным бюро в Кедайняй. Она мне всё и рассказала как было. Информацию я передал в госбезопасность, и та начала Мунтянаса «зажимать» – вытеснять с поста председателя Сейма, поскольку было указание, что нужна иная власть.

За это мне пообещали прекратить против меня возбужденные уголовные дела. Итак, я сделал то, что было нужно, а они вместо того, чтобы прекратить, возбудили против меня другое дело, – якобы я не возвращаю деньги инвесторам. Позже я узнал, что заявления против меня были написаны под давлением сотрудников госбезопасности.

А спустя некоторое время меня «сажают» в следственный изолятор в Каунасе за то, что превысил полномочия по организации модели имитации преступного деяния и подделал визы США. Тогда ко мне приехали сотрудники ДГБ и ССР и угрожали мне. Сказали: «Здесь ты для нас недосягаем, но на зоне наши снайперы смогут достать тебя». Я сказал им, что, если уж будут стрелять, то пусть прямо в голову, чтобы ничего не чувствовал, так как, если останусь в живых, найду способ и вас достать… Это мне так угрожали представители Департамента госбезопасности.

– А чем вызвано такое озлобление госбезопасности против вас?

– В Каунасском технологическом университете были сконструированы десять лазерных прицелов, которые были установлены (и наверное, до сих пор стоят) на полигоне в Рукле. А госбезопасность хотела продать их спецслужбам России. Я об этом узнал. Тогда мне и было сказано, что, если я кому-либо проговорюсь или разглашу информацию об этих лазерных прицелах, то против меня будет возбуждено дело о разглашении государственной тайны.

– Вы давали подписку о неразглашении государственной тайны?

– Нет. Потом ко мне пришёл Дарюс Амшеюс из ССР и сказал: «Сидит здесь некий Аурялисю Бяржинис».

– Это тот, который сейчас в Каунасском следственном изоляторе голодает и вскоре наверное умрёт?

– Да. Было сказано: «Надо попасть к нему в камеру и его попрессовать». Я спросил: «А зачем?» Сказали: «Он слишком много говорит про нас, про госбезопасность…» На мой вопрос, что мне с того будет, сказали: «Мы тебе поможем». Но я не согласился это делать. И тогда исчезло всё моё имущество.

– Какое имущество?

– Когда меня задержали, я владел предприятием «Балтасис коралас». Там был сейф, к котором находилось 87 тысяч евро и около 100 тысяч литов. Не осталось ни сейфа, ни денег. Даже мебели не осталось. Я просил, чтобы по месту жительства прокурора был проведен обыск, так как я знал, где он держит деньги. Ни никто ничего не делал.

– Кто-то с кем-то поделился?

– Исчезли и деньги, и мебель. Вот так – просто исчезли и все. И нигде не фигурируют. Мой офис находился в Каунасе, на ул. Витауто, 32. Там сейчас лишь голые стены остались.

– Так почему госбезопасность озлоблена на Вас?

– Когда я работал с госбезопасностью, они передавали информацию другим спецслужбам.

– Каким?

Службам Ирландии, Израиля, Германии, Америки, России, Румынии, Швеции. Мы со всеми сотрудничали. Когда шёл судебный процесс, со мной хотел встретиться офицер подразделения связи посольства Швеции, но судья не разрешил встречу.

«Евроюст» написал в нашу госбезопасность, чтобы ты встретилась со мной по поводу… (вот прочтите тихо), однако госбезопасность на встречу со мной не пошла.

-… торговля оружием и терроризм…

– В июле этого года «Евроюст» повторно пишет в нашу госбезопасность, чтобы та встретилась со мной. Но ко мне никто не пришёл.

– А может, всё это лишь ваши фантазии? Ну каким образом какой-то Кястутис Вилкаускас, находясь на «красной зоне» (pareigūnų kalėjimas), может обладать информацией, например, о подготовке террористических актов в Европе:

Женой одного из наиболее разыскиваемых террористов является … (фамилия редакции известна), а она… Но это ещё не всё. Я получаю информацию, что в Литве изготовлено фальшивых 150 миллионов евро и 100 миллионов литов. Таким образом госбезопасность хочет «сломать» экономику.

– Фамилии?

– Скажу вам лично. (За нашим разговором внимательно следил сотрудник тюрьмы. – Г.Г.) Я позвонил в Департамент полиции и ко мне пришли сотрудники Г.Ляхович м В.Мицкевич. А мои осведомители должны были мне прислать все планы – где находится хранилище денег, когда из него вывозятся фальшивые деньги, куда и как они поставляются. И я сотрудникам сказал: «Вот позвоню и всё расскажу – что, где и как». Мне в прошлый четверг информацию прислали через отдел посылок. Однако зам. Начальника Стульгис мне информацию не отдаёт. Я хочу дать сообщение в Департамент полиции, а мне не позволяют. И они задерживают эту информацию. Во вторник приходят ко мне сотрудники Департамента полиции и получают всю информацию задним числом (post faktum) – 30 миллионов фальшивых евро уже покинули пределы Литвы.

– И куда они вывезены?

– В Европейский Союз. Там они будут пущены в оборот. Копии денег я передал сотруднику Департамента полиции Г.Ляховичу.

– Несколько лет назад в Каунасе были обнаружены, как помнится, 14 миллионов фальшивых евро…

– Так это всё из той же серии. Вот уже восемь лет как всё продолжается. Я, согласно модели имитации преступной деятельности, купил 100 тысяч евро, однако по ходу дела они превратились в тысячу евро. Эти люди откупаются и работают дальше…

– Эта фабрика по изготовлению фальшивых денег та, что в Каунасе?

– Да, всё там же. Они хвастались, что задержали 14 миллионов. А сейчас там можно взять 150 миллионов евро, 40 миллионов литов и 100 миллионов долларов. Они изготовлены так, что их даже банки принимают. Я знаю фамилии людей, которые в «SEB» банке (в Каунасском подразделении) обменивают деньги – фальшивые на подлинные. Периодично по определённой сумме. Я был сведён с этими людьми.

– Так почему никто не расследует это?

– Потому что все с этого живут. Но и это ещё не всё. Я сижу в тюрьме и получаю письма из посольств Афганистана, Нигерии, что я должен выслать реквизиты своего предприятия. Меня благодарят, что я «желаю поставлять гуманитарную помощь несчастным нигерийским детям».

– Как это понимать?

– А так, что пока я сижу в тюрьме, через моё предприятие наши спецслужбы в Афганистане и Нигерии отмывают деньги. Посмотрите сами, что я получаю из посольства Нигерии, – мне это неизвестно. А они уже там крутят дела.

– От Вашего имени?

– Да. И я написал в госбезопасность, в Генпрокуратуру, во все службы, однако на всё один ответ – мне нельзя верить, так как я лгун.

– Дайте прочесть то письмо из посольства Нигерии.

– Пожалуйста.

– Тут пишут, что Вы желаете помочь несчастным детям Нигерии. Как именно помочь?

– Поставить оружие и отмыть деньги. И помощь детям будет оказана – смогут бегать с автоматами. Это уже делается. Есть видеозапись, как Литва с организацией Красного Креста поставляет в Нигерию гуманитарную помощь…

– Ваша агентурная деятельность по моделям имитации преступной деятельности явно впечатляет: наркотики, фальшивая загранвалюта, оружие… Может, есть ещё что-то пикантное и интересное?

– Да, есть. Была попытка государственного переворота. Для этого секретного совещания я специально приобрёл белый костюм…

Продолжение следует.

2009-10-23

- Reklama -

KOMENTUOTI

Įrašykite savo komentarą!
Čia įveskite savo vardą