Корабль трусов

0
12
- Reklama -
«Не трудами, а полётами славлю я Родину» - таким могло бы быть кредо отстранённого президента Роландаса Паксаса

рупными политическими деятелями! Совершающий ныне кругосветный перелёт отстранённый президент Роландас Паксас, некогда прозрачно намекнувший на коррупцию при приватизации «Алиты», вместо того чтобы обнародовать то, что ему известно, струхнул и промолчал. Вроде того, что объявил, дескать, мне известно, а теперь вы, которые натворили дел, остерегайтесь меня. Да уж, не ходит в друзьях этого политика, поэтому теперь он может летать вокруг Земли, сколько влезет; тот, кто так сдрейфил, не достоин доверия. Доверия избирателей.

А ведь могло быть иначе. Паксас мог быть героем, ему было достаточно сказать «б», если уж он сказал «а». Увы, сказать «б» Паксас не решился, чего доброго, за правду пришлось бы и «посидеть». Или наоборот, не пришлось бы, так как правда, разнёсшаяся не только по Литве, но и по всему демократическому миру, да ещё описанная, переведённая и розданная послам всех стран, аккредитованных в Литве, может быть, изменила бы русло, по которому теперь течёт самая коррумпированная «река» – Литва…

А Паксас, как истинный христианин, сам наложил на себя епитимью: когда не летает вокруг земли, каждое воскресенье ходит на церковную службу и усердно молится, чтобы страна, которую (на словах) он так любит и о которой так печётся, изменилась, чтобы коррупции стало меньше, а справедливости больше. А в такой коррумпированной стране, где коррумпированы и власть, и правосудие, и правопорядок, единственное оружие в борьбе с коррупцией – это гласность. Как каждый христианин наизусть знает «Отче наш», так каждый житель Литвы должен знать своих коррумпированных политиков, чиновников, должностных лиц и судей, и нашим жителям о них следует напоминать перед каждыми выборами. Чтобы те, кто взрастил и взлелеял эти сорняки, на пушечный выстрел не приближались к тому, что называется властью. Гласность и только гласность нас спасёт…

Увы, президент Паксас, в руках которого было приватизационное дело «Алиты», испугался последствий борьбы за справедливость и решил побыть страусом – сунуть голову в песок и спокойненько торчать там – ничего не вижу, ничего не слышу…

Так что летящий вокруг Земли Паксас стартовал в этот полёт со страусиной позиции. Наверное, именно по этой причине такой шаг бывшего президента не вызвал большого интереса ни у СМИ, ни у общественности – для полётов смелости не нужно столько, сколько её требуется для открытого высказывания о процветании коррупции в своей стране.

А раскрыть дело о приватизации «Алиты» было не только можно, но и нужно. И сделать это Паксас прекрасно мог, даже не находясь в Литве. Ему надо было лишь созвать огромную международную пресс-конференцию в одной из стран Европы, подготовить пакеты документов приватизации «Алиты», переведённые на пять-шесть языков, в том числе и стенограммы телефонных разговоров, раздать их журналистам. И сказать: «Вот истинная причина, по которой меня отстранили от должности Президента Литвы». И если бы этот джинн был выпущен из кувшина на волю, вряд ли Паксасу здесь, в Литве, пришлось бы сесть за публикацию такой этой информации, – международные организации заставили бы литовские правоохранительные органы этот случай коррупции расследовать, а разведки всех стран мира внесли бы в чёрные списки фамилии упомянутых в деле коррумпированных политиков Литвы, карьера которых, во всяком случае, на международной арене, была бы более чем окончена…

В общем, Паксас мог. Мог, но струсил, а потому ему сегодня не остаётся ничего другого, как только летать, летать и ещё раз летать… Вот только от этого поднимутся ли хоть чуть-чуть в глазах общественности рейтинги и значимость политика, скрывшего от общественности тот факт коррупции? Вряд ли, ведь страус, спрятавший голову в песок, он и в Гималаях – страус, даже если страдает медвежьей болезнью…

Король блефа

Ещё один, много рассуждавший о коррупции, но и мизинцем не пошевеливший ради её искоренения в Литве – это Виктор Успаских, основатель Трудовой партии, уехавший жить в Россию.

Он, как и Роландас Паксас, «очень любит» Литву, но когда приходит время не словами, а делами доказать свою любовь, Успаских, как и наш лётчик, внезапно превращается в страуса и прячет голову в песок – ничего не хочу ни видеть, ни слышать…

Правда, игра в страусов у Успаских и Паксаса немного различается: отстранённый президент покорно помалкивает, спрятав голову в песок, а Успаских, хоть трясёт поджилками, как заяц при виде волка, но иногда ещё пытается пролепетать: «Нууу, пооогодииите, яааа вааам ещёёё покажууу!»

Картёжники это называют блефом, – события нескольких последних месяцев показали, что Успаских хлипковат для того, чтобы кому-нибудь что-нибудь показать…

Это прекрасно доказало и письмо Успаских «Членам Трудовой партии, членам Трудовой фракции Сейма, литовскому народу», опубликованное на прошлой неделе в прессе страны. В нём опять слышится поганенький звук вибрирующей от страха прямой кишки бывшего ещё недавно видного литовского политика: я имею, я объявлю, однако сейчас не могу объявить, потому что литовская прокуратура меня не ищет. А пока не начнёт искать, помолчу и я…

Понимай так: мне приходится туго, но у меня есть «компромат» на высокопоставленных политиков и руководящие органы Литвы, и если только Генеральная прокуратура попробует объявить меня в розыск, я тотчас же пущу этот «компромат» в дело, и вся высокая политика Литвы вместе с её политиками полетит к такой-то матери.

Генеральная прокуратура, приютившая у себя многих друзей Артураса Паулаускаса, на которого Успаских намеревается обнародовать какой-то материал, всё прекрасно понимает, поэтому от имени главного прокурора департамента Организованной преступности и коррупции А.Клюнки, старого друга Паулаускаса, срочно через одно литовское коммерческое телевидение передаёт Успаских зашифрованное сообщение, которое, предположительно, можно расшифровать так: Виктор зпт всё в порядке тчк никто тебя не ищет и не собирается искать тчк чёрная бухгалтерия и незаконная выплата денег не такое преступление зпт за которое тебя стоило бы искать и сажать на нары тчк хватит блудничать со всякими компроматами тчк посмотри дело «Рубикона» тчк там тоже была чёрная бухгалтерия тчк и что впр расследовали расследовали и ничего не нарасследовали тчк так будет и с этой чёрной бухгалтерией тчк только не трожь нашего Артурчика тчк. Словом, как видно из письма Успаских и высказывания Клюнки по телевидению, можно с полным основанием полагать, что Успаских и Генеральная прокуратура сговорились: до тех пор, пока прокуратура не объявит розыск, высокопоставленные литовские политики, а также коррумпированные органы в той грязи, о которой в своём письме пишет Успаских, не вываляются…А прокуратура, как ясно сказал прокурорейший из прокуроров Клюнка, Успаских не искала, не ищет и не собирается искать в будущем…

Это означает, что и Президент, и бывший председатель Сейма Паулаускас, и нынешний председатель Сейма Викторас Мунтянас могут расслабиться. Как Паксас не рискнул огласить дело о приватизации «Алиты», так и Успаских никакого «компромата» ни о ком не обнародует, – попросту не рискнёт. И никакой книги Успаских не напишет, он только блефует. Уж если бы ему хватило смелости о чём-то заявить, он уже заявил бы, пока скандал вокруг Трудовой партии ещё не угас. Как, например, в 1999 году, когда не подписавший договор с «Вильямсом» Паксас подал в отставку с поста премьера, а буквально через несколько недель после его отставки появилась книга «Тайная история Вильямс». А теперь несколько месяцев тому назад скандал, поднятый по поводу чёрной бухгалтерии Трудовой партии, очевидно, понемногу гаснет: газеты уже неохотно пишут о деле с чёрной бухгалтерией Трудовой партии, телевидение всё реже показывает репортажи о том, кого прокуратура «сегодня» допросила по этому делу, какие наказания за это грозят и т.д.

Итак, эту битву, похоже, проиграли все – и президентура, и Паулаускас, и Успаских, который, как когда-то и Паксас, сказав: «Я имею, я знаю», тихо опустил свою голову и спрятал её в песок. Якобы, пишет книгу. Ясно, что это ещё один большой блеф, ибо, если бы Успаских был заинтересован в справедливости и разоблачении коррупции, то не занимался бы публикацией каких-то незначительных писем в литовских газетах, не «писал книг». (Ведь книгу, как известно, можно писать и десять лет; кроме того, это очень опасно. Вот начал писать бывший управляющий банка «Таурас» Геннадий Коноплёв, и покончил с собой. Хотя поговаривают, что в этом ему помог снайпер, а всё привёл в порядок его величайший поверенный – личный охранник. В общем, когда пишешь книгу, надо быть очень осторожным с теми личными охранниками). Кстати, как рассказывал «Горячему комментарию» один сотрудник ЦРУ, изучавший обстоятельства гибели президента Чечни Джохара Дудаева, последний погиб не от выпущенной ракеты, а от взрывного устройства, которое в мобильный телефон вмонтировал его телохранитель. Эту информацию ЦРУ получило от самого телохранителя. Между прочим, допрашивали его здесь, в Литве. А созвал бы Успачких журналистов на международную конференцию в Москве, Берлине, Париже или Брюсселе, в Европарламенте, и представил бы те данные, о которых он здесь в перерывах между приступами медвежьей болезни лепечет. Вот тогда можно было бы назвать его Борцом (с большой буквы) с коррупцией и с литовским Лукашенко, как он в своём письме назвал нашего Паулаускаса. Даже назвать героем. А может, даже поставить памятник в Паневежисе – на том месте, где Видмантас Жемялис обещал поставить памятник Р.Окуличюсу, убившему четверых конкурентов «тульпинисов» и ещё четверых ранившему. Всё же лучше, чем памятник убийце. Правда, есть одно «но». Успаских ничего подобного не делает. Только говорит. А это значит, что ничего и не сделает. Как гласит старая пословица: «Собака лает, ветер носит». Ну, что ж, ничего удивительного, страус, спрятавший голову в песок, он и в Архангельске – страус…

- Reklama -

KOMENTUOTI

Įrašykite savo komentarą!
Čia įveskite savo vardą