Милицейские откровения 37-ой год вернулся…

1
7
- Reklama -

(Данное эссе является плодом моих личных наблюдений. Аналитические
выводы следует воспринимать как моё субъективное мнение, выраженное на
основе моих субъективных суждений. Этой статьёй я реализую своё право,
данное мне пунктом 4 ст. 29 Конституции РФ и ст. 19 «Всеобще й декларации прав человека». Цель данного очерка – развитие
толерантности в России и противодействие экстремизму, в первую очередь
экстремизму государственному)

Начну с того, что России сейчас нет. Есть лишь ловко сворованный лейбл с двуглавым царским имперским орлом, наспех состряпанный гимн на мотив имперского советского (чтобы погладить патриотические чувства ещё полностью не подохших стариков-ветеранов). Есть зомби-индустрия, которая со всех своих опорных точек на радио и телевидении вещает зомби-россиянцам о светлом настоящем и просто сверкающем до выжигания сетчатки глаз будущем. Есть партия Путина. Именно Путина, потому что Медведева по моим наблюдениям почему-то никто из [хоть сколько-нибудь] власть предержащих не воспринимает, как политического долгожителя, и лизожопые чиновники опасаются снимать портреты Путина со стен кабинетов. Есть машина ФСБ (другие правоохранительные органы сознательно не упоминаю, т.к. по сути это не более, чем приводные ремни в гэбэшной машине). А России нет.

Россия для меня – это не берёзки-красавицы да лапоточки на верстовых столбах. Россия для меня – это не бескрайние просторы, которые показывают по телевизору под переливы балалайки. Но почему-то не пускают разъясняющие титры бегущей строкой, что это поле – собственность олигарха Пупкина, а тот лесок давно принадлежит чиновнику Васькину, а вон та нефтяная вышка за пригорком (не смей к ней приближаться, россиянец, пристрелят) вчера оформлена в собственность транснациональной корпорации. Да-да, той самой, которая по неподтверждённым (конечно же! иначе не бывает!) данным финансирует террористов в Чечне. Россия – это Великая империя народов. Империя не существует без сильного руководства с суровым вождём во главе. Империя не существует без личной персональной ответственности руководителей всех уровней.

Как цемент помогает удержать вместе камни и придать им форму неприступной крепости, так и государствообразующий народ даёт жизнь империи. Русская нация – это биологическая плита Империи. Только на этой плите можно возвести политический каркас, который будет управлять государством. Нет нации – нет единой политики, есть только сепаратистские настроения в удельных княжествах, есть амбиции царьков с наполеоновскими комплексами. А разве мы сейчас не это наблюдаем? Или кто-то всерьёз думает, что Чечнёй может править нечеченец? Или налоговую инспекцию Дагестана может возглавлять человек со среднерусской фамилией? А в Татарстане Вы давно были? Там вообще свой внутренний паспорт действует!

Вот вам и Россия. Сейчас это просто глухой звук, такой же бессмысленный как православный патриарх с пейсами, в тюрбане на голове и с буддистскими бубенчиками в руке, поедающий сало и запивающий его кумысом. Даже слабая страна может называться государством только при условии, если его законодательство действует на всей территории. Вот Грузия, например, просто страна, но ей далеко до государства, т.к. в разных частях этой страны действуют свои законы, а её руководство, вместо того, чтобы навести порядок у себя на территории, посылает свою армию завоёвывать Афганистан под предводительством «дяди Сэма».

Также и Россия не является государством (об империи я и не говорю!), хотя находится на более высокой ступени политического совершенства в сравнении с Грузией. Как юрист я выдвигаю всего лишь один простой (гениальность всегда в простоте) критерий для определения того, является ли какая-нибудь территория государством. И этот критерий таков: безусловная юридическая сила законодательства на всей территории страны. Я даже немного смягчу условие: пусть юридическая сила законодательства будет хотя бы декларируемая, то есть не всегда соблюдаемая на практике. Вы понимаете, о чём я? Я предлагаю закрыть глаза на то, что Россия – одна из самых коррумпированных стран в мире. Просто мы ставим целью выяснить, насколько непротиворечивы существующие нормы права. И выясняется, что в России до сих пор законы сродни дышлу. И как это дышло не ворочай, человек всегда останется неправ.

Например, Конституция закрепила свободу передвижений. Но, почему-то в Москве не читали Основного закона страны, тут действуют собственные правила, обязывающие гражданина России иметь какую-то бумажку-регистрацию для того, чтобы находиться в родной столице. В Уголовно-процессуальном кодексе РФ сказано, что никто не может быть признан виновным иначе как по приговору суда. Но правоохрЕнительные органы руководствуются внутренними закрытыми для глаз общественности инструкциями. Они составили многотысячные списки «экстремистов», с которыми проводят «профилактику», наплевав на суд и закон. По Конституции все равны перед законом и судом, но бывшие боевики-террористы в Чечне оказались «равнее» всех остальных и теперь работают сотрудниками милиции, а я, не совершавший каких-либо правонарушений, считаюсь экстремистом и мне дорога на госслужбу заказана, а моих родных преследуют, как будто бы у них была фамилия Бен Ладен.

В России Вы редко найдёте милиционера, соблюдающего Закон «О милиции». И ни одного, поработавшего в должности больше 1-2 лет! Потому что, если этот милиционер начнёт действовать в соответствии с законом, он станет шероховатой хлебной крошкой между ягодицами начальника, от которой одни неудобства и перспектива наступления преждевременной амортизации филейных частей. И эта «крошка» сразу перестаёт «соответствовать занимаемой должности». Ни одна газета не напишет, но все знают, что сотрудник ГАИ не может не брать взятки, ибо каждый сотрудник должен кормить не только себя, но и лицо начальствующее. А у этого «лица» запросы, далеко превышающие диаметр лица. И к тому же над «лицом» ещё и нависает вышесидящее «лицо» или та часть, которой это лицо занимает служебное кресло.

В этом и парадокс России: никто не говорит и не показывает, зомби-индустрия умалчивает, но все знают! Все знают, из-за чего произошли беспорядки в Кондопоге в 2006 г., все знают, за что сидит Ходорковский, все знают, что в государственный ВУЗ без взятки не поступить, все знают, что в милиции не принимают заявления о преступлении, находя различные «отмазы», чтобы не утруждаться реальной работой. А если и примут с горем пополам, то даже элементарных оперативно-следственных мероприятий не удосужатся провести.

По поводу последнего у меня есть живой пример в виде одного моего знакомого (назовём его Андрей), у которого преступники, предварительно его опоив, вытащили крупную сумму денег, причём в собственном доме. На следующий день в УВД у Андрея целый день отказывались принимать заявление. Лишь после визита к начальству заявление приняли, но сразу «утешили», что перспективы нет. Спустя месяц Андрею по почте пришло постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. На это творение рук-крюк милицейских без слёз и не глянешь. Полное отсутствие профессионализма вкупе с грамматическими и стилистическими ошибками повергли меня в уныние после того, как я это прочёл.

Выделю две фразы в милицейском постановлении (оригинальный текст без изменений): «начал злоупотреблять спиртное со своим знакомым Виктором [мошенником – прим. моё]» и «в действиях Виктора не усматривается уголовно наказуемого деяния предусмотренного Особенной часть УК РФ, и не усматривается состав административного правонарушения». То, что на документ не удосужились поставить печать ведомства, я уж и не удивляюсь. Итак, получается, что милиция за месяц в рамках проверки фактов, изложенных в заявлении, не только не опросила подозреваемого, адрес которого потерпевший назвал, но даже не удосужилась установить его фамилию. Это простительно любительскому кружку «Сыщики-воры» при старшей группе детского сада. Но милиция в постановлении, утверждённом подполковником, пишет «в действиях Виктора…»! И ссылается на Особенную часть УК РФ! Ещё бы написали более общую фразу, например, «законодательство РФ»! Позор! Естественно, с моего знакомого, помимо его заявления, даже не взяли поясняющих показаний, а дело просто «замяли».

Мой знакомый адвокат, ранее работавший следователем, рассказывал, что в его милицейской практике нередки были случаи, когда преступник, объявленный в федеральный розыск, за несколько лет его активного поиска успевал официально, по своему паспорту, жениться, развестись, продать квартиру. А узнал этот злостный криминальный элемент о том, что его разыскивает милиция, от паспортистки, к которой он пришёл обменять это удостоверение личности в связи с достижением 45-ти лет.

Но зато слухи о том, как наша милиция борется с экстремизмом, каждую неделю поступают изо всех уголков нашей необъятной. Я уже писал в статье «Российский экстремизм в погонах» http://d-zubov.livejournal.com/#item38168 о том, как Департамент по борьбе с экстремизмом ведёт систематическую травлю моей семьи.

В продолжении этой статьи сообщу. В начале августа мне позвонили из Департамента собственной безопасности МВД и пригласили подъехать. Цель: дать показания по моей второй жалобе на незаконное задержание сотрудниками милиции. На встречу я для перестраховки поехал со своим знакомым адвокатом, т.к. не был уверен, что меня вызывают именно для целей, озвученных по телефону. История знает немало случаев, когда человек приходил «просто побеседовать», а уезжал в наручниках в СИЗО. Но, слава Богу, фактические намерения сотрудников милиции не разошлись со словами. Я не пожалел, что мы с адвокатом потеряли полдня, чтобы добраться до отдела собственной безопасности и дать показания.

Между мной, адвокатом и сотрудниками милиции завязался довольно доверительный разговор, просто беседа обычных рядовых граждан о политической ситуации в стране. Милиционеры сказали, что прекрасно осознают, что т.н. списки экстремистов незаконны, задержания по ним нарушают Декларацию прав человека и Конституцию. Более того, обладая прямой информацией изнутри, нам сказали, что в России наступил 37-ой год, только что не расстреливают. Тотальная слежка за неугодными, вмешательство в личную жизнь, вплоть до звонка по месту работу о необходимости уволить «диссидента». Оказывается, я уже четвёртый гражданин за последний месяц, кто обращается с жалобой на незаконные задержания в связи с тем, что находится в «списках экстремистов».

Отдельное спасибо я хочу сказать беседовавшему со мной лейтенанту за то, что он открыл глаза на происхождение Департамента по борьбе с экстремизмом и т.н. списков экстремистов в частности. Оказывается, необходимость создания такой «машины смерти» была расписана высшим руководством ФСБ перед высшими чиновниками администрации Президента. При этом чекисты не жалели красок для описания всех ужасов, которые в настоящее время творят «экстремисты» в России. Хозяев страны напугали перспективой усиления фашиствующих элементов вплоть до попыток взятия власти с минуты на минуту. Этого оказалось достаточно, чтобы гэбэшникам не только дали добро на реализацию проекта «Департамент по противодействию экстремизму при МВД РФ», но негласно одобрили самые радикальные действия. Например, в случае наступления в стране острой стадии кризиса, когда начнутся социальные волнения, лиц, занесённых в список экстремистов, рекомендовано заключать под стражу на неопределённое время, так сказать, до стабилизации обстановки. Причём прогнозируется, что некоторые из особо активных «недовольных» могут случайно заболеть в камере и умереть в качестве своей последней акции протеста.

В настоящее время сотрудники ФСБ прикрываются милицией, но по факту контролируют её действия вплоть до того, что поручают участковым проверку отдельных лиц, недовольных нынешней властью. Списки экстремистов также составляет ФСБ и спускает в милицейские центры по борьбе с экстремизмом вместе с различными оперативными заданиями. Итак, «машина» запущена и, чтобы работать, она будет постоянно требовать жертв, финансовых и человеческих. Если подходящих кандидатов в «экстремисты» не окажется, их выдумают, «подставят» законопослушных граждан, но покажут высшим руководителям, что система необходима и без неё государство не проживёт.

Испытывая долю симпатии к лейтенанту, поделившемуся с нами своими наблюдениями и ещё не испорченному системой, я не нахожу ему оправдания. Почему же такие сознательные и всё понимающие сотрудники милиции остаются работать в её рядах? Почему не идут в адвокатуру, как Александр Васильев («Русский Вердикт»), чтобы защищать ребят, пострадавших от милицейского произвола? Но, в любом случае, спасибо и на этом.

Теперь, по крайней мере, я чётко знаю, что за всей этой грандиозной карательной экспедицией XXI века стоит Федеральная служба безопасности. Кто сказал, что концентрационные лагеря и убийства диссидентов без суда остались в далёких тридцатых? Можно, конечно, себя утешать поговоркой, что в одну реку нельзя войти дважды, но я вам скажу, что от сотворения мира человечество не изменилось. И не изменится, потому что на то оно и человечество. Меняются только декорации, переходя на новые и новые витки научно-технического прогресса. А история повторяется каждые несколько столетий.

Историю надо изучать, надо помнить, что после 37-го года в России наступил год 41-ый. И не проиграла Россия ту войну только благодаря неисчерпаемым людским ресурсам (каковых сейчас нет), огромной территории с суровым климатом и, в первую очередь, безжалостности к своим гражданам. Всем известно, что в процентном соотношении потери проигравшей Германии в десять раз меньше, чем потери победителя-СССР. Спасибо Жукову, затыкавшему горящие фронты миллионами тонн человеческого мяса. Он любил приговаривать: «Ничего, бабы новых нарожают». Меня в школе учили, какие талантливые были полководцы в СССР, особенно маршал Г.К. Жуков, как ловко побили «фрицев». У меня даже складывалось впечатление, что немцы действительно были сумасшедшими и шли на открытое самоубийство.

Однажды я побеседовал с воевавшим ветераном, которых тогда, в новой России 90-ых, клерки в собесах и пенсионных фондах пренебрежительно звали «вовики» (от аббревиатуры В.О.В. – Великая Отечественная Война). Этот «вовик» рассказал мне о том, как перед войной расстреливали диссидентов и конкурентов (перспективных офицеров армии и талантливых партийных организаторов), а когда грянуло лето 41-ого, в бой бросали необученных крестьян в лаптях, у которых из вооружения была одна винтовка на троих. Командование Вермахта было вынуждено дать распоряжение приковывать немецких пулемётчиков цепями к этим самым пулемётам. Солдаты Гитлера, закалённые в двухлетних сражениях в Чехословакии, Польше, Франции, сходили с ума и бежали с поля боя, потому что им было страшно. Но этот страх был не из разряда боязни за свою жизнь. Это был ужас иррациональной мясорубки. Ещё никогда ранее им не приходилось в течение нескольких часов расстреливать фактически безоружного противника, который с самоубийственным рвением шёл под пули и ложился тысячами на поле боя. Затем новые колонны русских, посланные командованием в бессмысленную тупую атаку, также падали на землю. Это было выше немецкого понимания. Тут-то немецкие фельдмаршалы поняли, что у жуковских генералов не было не только знаний ведения войны. У них не было самого главного: здравого смысла, их ум искажался ужасом, потому что впереди на них наступала военная «машина» Вермахта, а за спиной стояла карательная «машина» НКВД, которая мешала думать, которая требовала жертв, жертв, жертв… И надо всем этим нависал упырь Жуков, зловеще шипящий: «Бабы новых нарожают».

Сейчас складывается похожая ситуация. Предприятие Закрытое акционерное общество (ЗАО) «Российская Федерация» старается избавиться всеми законными и незаконными способами от недовольных и «качающих права» акционеров. А это, как правило, самая пассионарная, талантливая и думающая часть населения. И этих людей (общественных активистов, правозащитников, писателей, журналистов, учёных, политиков, экономистов) в мгновение ока поставили вне закона, сделали «экстремистами».

Так и меня без суда и следствия кто-то из анонимных лиц, занимающих должности в правоохранительных органах, признал экстремистом, то есть преступным элементом. Теперь мне и моей семье эти анонимные право(?)охранители ломают карьеру и жизнь. Меня при помощи звонка из «органов» в июне уже уволили с работы. Соседей моих родителей в Брянске «просветили», что рядом с ними Абсолютное Зло уже свило тернистое гнездо в ожидании пустить свои смертоносные метастазы и уничтожить Вселенную. И только «органы» спасут Россию от геноцида со стороны Зубова-доктора Зло. Я не сильно тут преувеличиваю, т.к. при последнем моём «визите» в Брянский ЦПЭ (центр противодействия экстремизму) меня вежливо просили дать подписку о несовершении преступлений. В перечне преступлений, перечисленных в данной подписке, был, помимо прочего, указан геноцид.

Весь этот видимый абсурд заставил меня проанализировать положение вещей в государстве и сделать выводы. Совершенно очевидно, что людьми, которые обладают подлинной властью в нынешней России, искусно манипулирует их окружение из правоохранительной системы (ФСБ, МВД). Им навязываются различные проекты, истинная цель которых – сосредоточение власти в руках ФСБ.

Нынешняя власть устала править. Её дети власти учатся на Западе, жёны живут на Западе, имущество на Западе. И они боятся потерять имущество, они хотят просто спокойной богатой жизни. Именно об этом на днях говорил в одном из интервью бывший министр экономики начального ельцинского периода Андрей Нечаев. Мы живём в переходный период смены власти, который определённые силы хотят сделать как можно более тихим и незаметным. Для чего и сформировали карательное ведомство по противодействию экстремизму и наделили его «чёрными списками» потенциальных лидеров, организаторов и активистов, которые могут создать лишний шум.

Тем, кто ещё не попал в «списки экстремистов», рекомендую найти немного времени и прочитать роман Джорджа Оруэлла «1984» о том, как система делает из гражданина безмозглое животное, какими методиками манипулирует стадом, как добивается своих преступных целей.

Я не случайно посоветовал ознакомиться именно с этим романом. В нём подробно рассмотрен апофеоз морального разложения власти: введение в юриспруденцию понятия «мыслепреступление» и «мыслепреступник». Обличение ужасов режима идёт на фоне повествования о жизни Уинстона Смита, служащего Министерства правды (аналогия «Первого канала» и подобных СМИ). Сейчас этот роман актуален как никогда, ибо никогда ранее власть так открыто и подчёркнуто незаконно не контролировала инакомыслящих и не создавало для этого специализированное ведомство (читай – Департамент по противодействию экстремизму). Я повторяю: никогда ранее власть открыто не создавала ничего подобного на государственном уровне.

И вот вам контраст: огромные деньги выброшены в этом году из наших карманов на создание не только ненужного, но и вредного нам ведомства. А представители государства уже заявили о повышении цен на электричество в этом же году.

Общество ещё не опомнилось от трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС, до сих пор из машинного зала станции, затопленного водой, доносятся стуки умирающих людей. Но министр энергетики С. Шматко уже заявил, что в связи с аварией цены на электроэнергию для россиян повысятся на 5-7%. Как мы знаем, северные области России уже начинают готовиться к зиме. После заявления министра тысячам малоимущих граждан придётся до наступления холодов изучить искусство лечебного голодания. Вполне нормальная ситуация для России. В Европе такого министра заставили бы овладеть искусством уринотерапии совместно с должностными лицами, допустившими аварию и последующее повышение цен.

То, что произошло на Саяно-Шушенской ГЭС, очень похоже на спланированную диверсию. В пользу этого предположения особенно свидетельствует тот факт, что в качестве официальной причины был назван удар воды, который якобы вывел из строя оборудование станции. Версия настолько глупа, что понимаешь насколько низко власть оценивает интеллектуальный уровень народа, которому «впариваются» подобные объяснения случившегося. Странно, как ещё в недавней авиакатастрофе «Русских Витязей» не обвинили силу земного притяжения или уплотнения воздушных масс. Не удивлюсь, если в недалёком будущем власть будет объяснять инфляцию и повышение цен тем обстоятельством, что банкирам очень нужны деньги, а рост смертности – тем, что люди утрачивают навыки правильного дыхания «по треугольнику».

Вспоминается анекдот: «Новый год в Африке… В саванне, на страшном солнцепёке сидят бедные суданские дети, изможденные голодом и жарой. Вид их ужасен: сплошные скелеты со вздувшимися от голода животами. И вдруг в небе появляется оленья упряжка с бубенчиками. Санта-Клаус с круглым розовым лицом и лоснящейся бородой, улыбаясь, начинает кружить над ними. Дети кричат: «Дорогой Санта, мы так тебя ждали, мы хотим подарков!» Сверху раздается громкий смех и Санта отвечает: «А подарки получат только те, кто хорошо кушал».

Как говорил товарищ Сталин, у любой проблемы, у любого происшествия и ЧП есть совершенно конкретные фамилия, имя, отчество. Представим 30-ые годы прошлого века. Вдруг происходит катастрофическая авария на крупнейшей в Европе электростанции. И глава Совета Министров СССР Молотов по радио объявляет: «Причиной трагедии послужил слишком сильный напор воды, от которого оборудование вышло из строя. Виновата матушка-природа. Ходят слухи, что кто-то ещё жив под обломками, но я не верю этому, потому что… О чём я там говорил?.. Ах, да… Совсем забыл сказать… Граждане СССР, начиная со следующего месяца, вы будете платить за свет на 7% больше, чем обычно». Я не очень люблю Сталина, но отдаю ему должное в умении руководить госаппаратом. После такого «рапорта» Молотов не только бы на следующий день на работу не вышел, но и, скорее всего, не дожил бы до своего ближайшего Дня Рождения.

Вспоминая советскую эпоху, отмечу, что даже сталинское НКВД или андроповское КГБ боролись с инакомыслием скрыто, замаскировано (но весьма эффективно), без формирования в государственном аппарате специализированного органа по контролю над мыслями. А уж внешняя мишура подобной борьбы в СССР была и вовсе безупречной. То тут, то там газеты писали, что такая-то группа троцкистов была разоблачена, созналась в суде в своих злодеяниях, покаялась в заблуждениях и рабочий народ может спать спокойно в обнимку с самой демократической в мире сталинской Конституцией.

В апреле 2009 г. российская власть создала не для всех осознаваемый, но страшный прецедент: официально (!) создано ведомство, целью которого является, по сути, контроль над мыслями людей и над их общественной инициативой. Официально (!) без приговоров суда более 4000 граждан России признаны преступниками и попадали в чёрные списки. Официально (!) за такими гражданами установлена слежка, осуществляется прослушка, а при каждой поездке внутри страны этих людей снимает с поездов милиция по заданию ФСБ и незаконно задерживает для допросов.

Давайте остановимся подробнее на том, кого же ФСБ включает в списки экстремистов:

1. «Исламисты» — любые объединения и сообщества, неподконтрольные ДУМ (Духовным управлениям мусульман).

2. Несистемные партии и общественные объединения — такие, как запрещенная НПБ, а также АКМ, ДПНИ, Объединенный гражданский фронт, экологи, правозащитники.

3. Неформальные сообщества: от футбольных фанатов и неонацистов до обществ любителей языческих культов.

4. Профсоюзы.

5. Неполитизированные «несогласные» — начиная с защитников Химкинского леса и противников точечной застройки.

6. Сектанты, по версии некоторых деятелей РПЦ, в том числе кришнаиты, саентологи, свидетели Иеговы и т.д. (http://ej.ru//?a=note&id=9094).

Оценивая перспективы развития центров противодействию экстремизму (ЦПЭ), примем во внимание два фактора:

Во-первых, стремление показать работодателям в лице администрации Президента «нужность» нового ведомства. Для этого в списки экстремистов будут вноситься люди, близкие к тем, кто уже под прицелом правоохранителей, просто случайные знакомые и те, кому “не повезло”. В “черносписочники” также могут попасть те, кто пал жертвой в конкурентной борьбе за кусок финансового пирога и был “помечен” по заказу.

Во-вторых, отсутствие реальных экстремистов, с которыми нужно реально бороться, не покладая служебных корок. И это будет не только расхолаживать сотрудников указанного департамента, но и приводить к ситуациям, подпадающим под поговорки: “от безделья мается”, “с жиру бесится”. Позволю себе спрогнозировать развитие т.н. профессиональной деформации наряду с отсутствием профессионализма. Власть развращает. А когда, помимо власти, есть ещё и куча свободного времени, возникает соблазн “помаяться от безделья”. Станут нередки случаи, превышения должностного положения, использование ЦПЭ в разборках между чиновниками, да и просто в устранении неугодных.

Граждане, живущие в средней полосе (как и я), ходящие ногами по земле, прекрасно понимают, что экстремизма в центральной России нет. А тот, который и случался на Среднерусской возвышенности, был либо учинён приезжими чеченцами (Норд-Ост), либо неустановленными лицами, которых часть общественности подозревает в причастности к ФСБ (взрывы жилых многоквартирных домов). Мыслящие люди знают, где сосредоточен экстремизм: Северный Кавказ. Там уж действительно концентрация экстремистов на квадратный километр зашкаливает. От всей души желаю кадровому составу Департамента по противодействию экстремизму поработать участковыми милиционерами в Грозном или Назрани! Может они тогда по иному взглянут на русского писателя-«экстремиста» А. Н. Севастьянова, на мою будущую жену (и поэтому тоже «экстремистку»). Эх, ребята в серых фуражках, нет вам прощения, нет вам пощады. Ибо прекрасно понимаете, что творите. Осознаёте всю незаконность всей этой безумной вакханалии вокруг «инакомыслящих элементов». Но остаётесь на службе…

Вот Вам историческая справка для контраста. Представитель оккупационного Германского правительства во Франции Отто Абетц в начале 1944 года, на последнем этапе войны, получил от Риббентропа «чёрный список» французов, в котором было 2000 человек, могущих представлять опасность для немецких властей в случае ожидаемого англо-американского вторжения. Данных людей следовало арестовать. Однако Абетц всеми силами старался не допустить жертв среди гражданского населения страны и постепенно сократил этот список с 2000 до 6 человек. Но из этих шести арестовали лишь двоих, фактически участвовавших в операциях сопротивления. Когда в мае 1944 года Риббентроп узнал, что Абетц практически не выполнил его приказ о превентивных арестах, то распорядился начать против него дисциплинарный процесс (“Противники Гитлера в НСДАП”, В. Бройнингер, М.: АСТ: Астрель, 2006, стр. 298-299). Выводы делайте сами.

Вы когда-нибудь задумывались, почему в России уровень криминальной преступности остаётся стабильно высоким? Меня этот вопрос озадачивал каждый раз после рассказов моих знакомых, живущих за границей. Возьмём две непохожих друг на друга страны: Грецию и Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ). Моя знакомая, уехавшая в Грецию после более, чем 20-летней жизни в России, была очень удивлена, что в Афинах девушка в одиночестве может гулять по ночному городу без боязни быть ограбленной или изнасилованной. Другая знакомая, живущая в ОАЭ, говорит, что там можно безбоязненно бросать открытую машину с документами и идти за покупками, а пьяных на улице встретить нереально. Шансы скрыться после совершённого преступления там приближены к нулю, в том числе и потому, что на каждом квадратном метре установлены видеокамеры, через которые полицейские осуществляют постоянный мониторинг общественных мест.

Не нужно быть гением аналитики, чтобы понять, что Россия может позволить себе установить милицейские камеры видеонаблюдения над каждой палаткой на рынке, в каждом подъезде, в каждом кабинете чиновника и на фуражке каждого милиционера. Уже одно это обстоятельство снизило бы уровень криминальной преступности, как минимум, вполовину. Точнее, пардон, поначалу снизился бы только уровень раскрываемости преступлений, но впоследствии и количество преступлений упало бы в разы. Вопрос в другом: а нужна ли руководству МВД эта раскрываемость? Ведь чем меньше преступлений – тем меньше штат и финансовые ассигнования на государственный аппарат принуждения.

Насколько правоохранителям нужно реальное искоренение преступности, я показал вам на частном примере, когда милиция, вместо того, чтобы найти и допросить подозреваемого, отписалась, что в «действиях знакомого Виктора» не обнаружено нарушений «Особенной части УК РФ». Милиция не удосужилась не то что побеседовать со «знакомым Виктором», но даже установить его фамилию, и позволила себе путём телепатического анализа сделать заключение, что «знакомый Виктор» преступлений не совершал! Трижды позор! И тому лицу, носящему милицейскую форму, которое проводило «проверку» этого заявления, и тому подполковнику, который утвердил результаты этой «проверки».

Вывод № 1: в России нет политики. Власти не нужна политика. Составление списков экстремистов и ведение превентивной борьбы с оными показали всему обществу, что власти диалог с народом не нужен. Всякие плюрализьмы и борьба мнений будут пресекаться под корень по принципу «лес рубят – щепки летят». Плачевность ситуации в том, что дальность полёта щепок может превысить среднюю. 13 августа одна такая «щепка» уже залетела на территорию Украины, где и упала в надежде на политическое убежище. Также гнетущее впечатление производит статус этой «щепки». Первой ласточкой оказался известный российский учёный и писатель Пётр Хомяков. У меня есть предложение к нынешней власти: в течение месяца подготовить несколько поездов, в которых погрузить всех лиц «экстремистской» направленности, и направить в Киев. Подобно тому, как Советская власть в 20-ых годах на пароходе одновременно выслала из страны группу учёных, писателей и общественных деятелей (т.н. «философский» пароход). Уж коль этой России не нужны толковые граждане, думаю, Украина от такого качественного человеческого материала не откажется. А россиянцы, глядящие каждый день в зомбовизор, будут превращаться в пещерное быдло… или просить политического убежища за рубежом.

Нынешняя власть выполняет функцию наёмных руководителей предприятия ЗАО «Российская Федерация». Это не политики, а чистые хозяйственники, цель и задачи которых – эффективное управление «хозяйством», которое им вверили. Вы можете представить себе ситуацию, когда в кабинет директора предприятия входит группа работников и говорит, что они образовали фракцию несогласных с методами руководства на заводе, и у них есть ряд конструктивнейших предложений? Вот и я не могу себе этого представить в качестве эпизода унылой реальности…

Вывод № 2: власть (под ней я понимаю как высших наёмных чиновников, так и истинных «хозяев») фактически бросает народ на произвол силовых ведомств. Она лишь хочет сохранить своё личное имущество, теми или иными путями сосредоточившееся в тёплых местечках Европы и на личных банковских счетах в Швейцарии.

Вывод № 3: силовики прекрасно усвоили вывод № 1 и вывод № 2 и осуществляют постепенный захват пульта управления государством.

Вывод № 4: Силовикам (главным образом, руководству ФСБ) почему-то нужен криминал, зачем-то требуется поддерживать стабильный уровень уголовной преступности в стране. Зачем-то надо раздувать мыльный пузырь террористической и фашистской угрозы. Уж не для того ли, чтобы продержаться в переходный период и накопить силы для успешного прихода к власти? Не для того ли, чтобы сосать из бюджета огромные деньги на борьбу с этими воздушными змеями и чтобы постепенно и методично прибрать к рукам власть в стране? А когда наступит момент покидания тонущего корабля властью нынешней, то бишь истинными, теневыми «хозяевами» ресурсов, силовики будут готовы присвоить рычаги управления и установить тоталитарный режим на свой лад.

Что же, блин, делать? – спросите Вы. Иногда люди напоминают мне спящих под гипнозом добровольцев на сцене в сельском клубе, которых заезжий фокусник ввёл в транс и заставил выделывать глупые вещи. А селяне в зрительном зале, глядя на этот перфомэнс, кряхтят от смеха. Когда в 2005 году я был кандидатом в депутаты Брянского Горсовета, не раз мне приходилось поражаться наивности людской, порой граничащей с глупостью.

Из шести моих конкурентов главными были двое: оба состоятельные бизнесмены и оба не жалели денег на «победу». Этакие местные наполеончики (в бизнесе состоялся, всё есть, мечтать больше не о чем, хочу побаловаться рычагами власти). Я вас не удивлю, если скажу, что местные олигархи использовали все около- и вне-законные методы, чтобы победить. По избирательному участку ходили их эмиссары и по списку раздавали местным жителям 200 рублей на нос в качестве компенсации за поставленную в недалёком будущем галочку напротив фамилии их благодетелей. Мне не всегда удавалось прийти первым с агитацией в тот или иной дом (в основном мой участок составлял многокилометровый частный сектор), потому что моя выборная команда состояла, помимо меня самого, из трёх человек. И вот типичная ситуация.

Стучусь в дверь обыкновенного небогатого дома, открывает дверь бабушка (как вариант – дедушка, домохозяйка и пр.).

– Здравствуйте, – говорю, – я Ваш кандидат в депутаты Дмитрий Зубов. Позвольте с Вами пообщаться, много времени я не отниму. – Широко улыбаясь, протягиваю листовку.

– Здравствуй. Заходи, милый, садись вот сюда. Хочешь чаю? – говорит бабушка.

Я соглашаюсь и через минуту-другую сижу, пью чай со своим «электоратом» и разъясняю свою предвыборную программу. В конце разговора бабушка уже готова проголосовать за мою кандидатуру, но, оказывается, что мешает одно непреодолимое препятствие.

– Ой, сынок, а я уже взяла деньги от Селькина [кандидат-бизнесмен]. Вчера приходили ребята и предложили мне 200 рублей, чтобы я проголосовала за него. Я взяла деньги, у меня же пенсия маленькая.

– Отлично, – говорю я. – Но это не мешает Вам проголосовать за меня. Голосование у нас тайное, зайдёте в кабинку и проголосуете за меня.

– Я боюсь, сынок, мне эти ребята сказали, что проверят, как я голосовала. Если я не за Селькина галочку поставила, они придут и заберут у меня деньги.

И сколько я ни пытался объяснить этой бабуле, что проверить, за кого голосовал человек, абсолютно невозможно, она непреклонно отвечала мне, что не будет рисковать деньгами. У неё была какая-то иррациональная уверенность, что люди Селькина всё равно узнают, за кого она голосовала. После неоднократного повторения этой истории я начал задумываться над крылатой фразой: Каждый народ имеет то правительство, которое заслуживает.

Пять лет назад в своей предвыборной программе я по наивности своей предлагал коллективный бойкот в качестве средства отстаивания своих прав (т.н. флэшмоб несогласных:-). Вроде того, как если бы все горожане договорились в понедельник 15 числа не выходить на работу. Всего лишь один день. Оправдать отсутствие на работе в течение дня легко (приболел, ребёнка надо в садик оформить и т.д.). Затем выдвигаются социальные требования (снижение цен, увеличение количества городских автобусов и пр.). Для чиновников такое бездействие куда страшнее, чем любой открытый протест, митинги и пикеты. Организаторов пикетов можно посадить в тюрьму, а всё население города в тюрьму не посадишь. Я теперь понимаю насколько наивной была эта идея, потому что я не учёл человеческий фактор, а именно национальную русскую черту «моя хата с краю». Это где-нибудь во Франции или Гишпании недовольные таксисты могут не выйти на работу, и им повысят зарплату, а недовольным полицейским закупят более эффективную технику.

Тем не менее, что делать? Мой ответ обрадует лентяев: на данном этапе ничего. Я имею в виду протест в виде бездействия. За активные протестные действия правоохранители могут сочинить Вам персональное уголовное дело по ст. 282 УК РФ. За то, что Вы ничего не делаете, с Вас и спросить нельзя. Объясню подробнее. Вы не должны совершать тех действий, которых не хотите совершать. Вы не должны слушать и смотреть неправду, если Вы этого не хотите. Я могу выделить несколько направлений подобного «ничегонеделания»:

1. Общественно-политическая сфера. Коль в стране нет реальной политики, а за инициативу можно сесть в тюрьму, воздержитесь от действий. Например, Вы работаете в госструктуре. Вам предлагают активно поучаствовать в «общественной жизни», пойти на митинг «Единой России», раздавать листовки. Если Вы этого не хотите делать – откажитесь. Если Вас просят собрать подписи в пользу избрания Путина на седьмой срок – откажитесь. Никаких действий, если Вы этого не хотите!

2. СМИ. Перестаньте смотреть зомбирующее телевидение (1 канал, «Россия», ТВЦ и другой официоз). Кроме мегатонн вранья Вы можете увидеть там только фильмы и шоу, развивающие алчность, аморальность, агрессию, извращённое поведение. Я, например, не смотрю телевизор и не читаю газет, продаваемых на вокзалах. Из всех СМИ я только слушаю радио «Свобода», прекрасно понимая, что и этот источник информации не полностью независим. Но, например, «Первый канал» по достоверности информации так же близок к радио «Свобода», как комикс «Микки Маус» по научной ценности близок к учебнику квантовой механики.

3. Не берите денег в кредит, не оформляйте ипотеку. Если у Вас есть сбережения на электронных счетах в России, обналичьте их. Заберите все свои вклады из банков, пока Вы ещё можете их забрать. Пока всемирный искусственный кризис, спланированный в интересах крупных международных банкиров, не отнял у Вас последнее. Закупайте продукты длительного хранения и вещи, необходимые для выживания, потому что неизвестно какие формы примет этот кризис.

4. Укрепляйте близкие контакты со своими знакомыми. Интересуйтесь друг у друга как дела, нужна ли помощь. На всякий случай запаситесь рациями. Условьтесь о времени и месте сбора в случае возникновения чрезвычайной ситуации с учётом того, что сотовая связь и Интернет могут выйти из строя. Например: если сегодня передали информацию о введении чрезвычайного положения, завтра встречаемся в 15 часов у памятника сантехнику в Мытищах.

Учитывая, что охота на ведьм в разгаре, у меня есть несколько рекомендаций для журналистов, пишущих правду, и людей, публикующих свои аналитические выкладки в Интернете:

1. Не поленитесь в преамбуле своих статей писать примерно следующее разъяснение: «Данная статья является плодом моих личных наблюдений. Аналитические выводы в данной статье следует воспринимать как моё субъективное мнение, выраженное на основе моих субъективных суждений. Этой статьёй я реализую своё право, данное мне пунктом 4 ст. 29 Конституции РФ и ст. 19 «Всеобщей декларации прав человека». Цель данного очерка – развитие свободы слова в России».

2. Если вы публикуете произведение как способ реализовать своё право на свободное выражение личного мнения согласно п. 4 ст. 29 Конституции РФ, но опасаетесь, что Ваша статья или книга может быть расценена ФСБ как «разжигающая», не поленитесь сделать аннотацию, поясняющую, что данное произведение является художественным, от начала и до конца это плод фантазии автора, к реальности не имеет никакого отношения, что автор пробует свои силы в жанре фантастики.

Будет забавно, если борцы с диссидентством попытаются признать произведение экстремистским. В таком случае «Войну миров» Герберта Уэллса тоже нужно признать опасным расистским произведением, разжигающим ненависть инопланетян к роду человеческому.

И напоследок так и просится цитата: «Когда нацисты пришли за коммунистами, я оставался безмолвным. Я не был коммунистом. Когда они сажали социал-демократов, я промолчал. Я не был социал-демократом. Когда они пришли за членами профсоюза, я не стал протестовать. Я не был членом профсоюза. Когда они пришли за евреями, я не возмутился. Я не был евреем. Когда пришли за мной, не осталось никого, кто бы выступил против» Мартин Нимёллер.

Дмитрий Зубов, 2009 г.

- Reklama -

KOMENTUOTI

Įrašykite savo komentarą!
Čia įveskite savo vardą