Последний из могикан или Подвиг длиною в жизнь

0
11
- Reklama -

Кястутис Кальтянис. Фото. Альгирдас ПЛУКИС

В Литве имеется 6 государственных резерватов, 396 заказников, в числе которых 285 государственных, 564 государством охраняемых территорий, 3 воссоздающиеся участка, 29 полигонов биосферы, 1 такой же резерват, 35 государственных парков. Все они размещены на площади немногим больше одного миллиона гектаров. Это очень солидная цифра, которой завидуют многие наши соседи. Дело в том, что ещё до 1940 года Литва начала заботиться о своей природе, но особенно этот процесс был активным с 1948 по 1985 годы.

Я решил побывать в относительно молодом Синдеришкском дендропарке (от греческого слова dendron – дерево), находящегося в центре Литвы.

Меня в Синдеришкском дендропарке, который находится в 25 километрах от Кедайняй, встретил сам создатель и руководитель этого рукотворного чуда-леса 78-летний Кястутис Кальтянис. Правда, на вид ему не дашь столько лет, ибо это был высокий, крепкого сложения, очень подвижный с мозолистыми руками, что подтвердило его железное рукопожатие, с добрым взглядом человек. Его дальнейшие действия и беседа показали, что нелёгкий ежедневный физический труд – это его обыденность, которая приносит ему моральное удовлетворение. Не случайно он всю свою жизнь посвятил лесному делу, создавая этот самый лучший дендропарк Литвы, который жители нашей республики называют «парком спокойного отдыха».

Кястутис Кальтянис родился в большой семье лесника Антанаса. Их, братьев, было семеро. Они все помнили своего дела Пранаса, который был первым лесоводом в их роду. Его-то и подменил Антанас в 1932 году. А со времени своего отца, когда он ушёл на пенсию, подменил тоже сын – Кястутис. Вот с тех пор он и начал осуществлять свою мечту, особенно после окончания курсов усовершенствования лесных работников в Гироняй. Человек, выросший в лесу, где все члены его семьи любили и лелеяли природу, после учёбы просто поставил перед собой цель – создать в своём лесничестве Паесляй парк из множеств экзотических чужеземных дереворастущих растений, кустов и лиан. А для этого пришлось заняться их размножением, выращиванием и районированием, чтобы они привыкли к существованию в необычных им природных условиях. Стал накапливать и изучать соответствующую литературу. С тех пор усадьба лесничества стала питомником-полигоном осуществления его затеи.

Кястутис стал посещать ботанические сады Литвы, ботанические сады и дендропарки Москвы и Ленинграда, Киева и Львова, Калининграда, Алма-Аты и Ташкента. Установил дружбу с видными лесоводами, учёными. Познакомился с множеством дендрологов от Калининграда до Сахалина, от Кольского полуострова до Памира. Побывал в горах Кавказа и на Карпатах… И отовсюду сам привозил полные сумки семян и всходы различных растений. Вскоре сюда, в Паесляй, со всех концов света пошли посылки с семенами. Вскоре в питомнике усадьбы лесничества стало тесно. Нужна была территория под дендропарк.

Кястутис в то время уже работал лесником в колхозе Паесляй. Тогда ему навстречу пошёл руководитель колхоза Вацловас Витас. Было выделено большое запущенное лошадиное пастбище возле реки Шушве.

Те места были подходящие для будущего парка. Рядом несла свои воды с Жямайтийских высот на Аукштайтийскую равнину извилистая и шумная Шушве. Да и поднятые воды на плотине реки доходили до этих мест. Тем более, что Кальтянис уже крутой берег, омываемый рекой, начал обсаживать кустарником, молодыми ёлочками и сосёнками. Вот с тех дней, т.е. с 1971 года, стал возникать Синдеришкский дендропарк. Самыми близкими помощниками у Кястутиса тогда были его очень трудолюбивая мать Зофия, а позже жена Ирена с дочерью Ирмой, которая позже закончила Каунасскую высшую лесную школу.

Кястутис Кальтянис – очень интересный собеседник. Правда, разговорить его было нелегко. Но постепенно, когда мы с ним обходили его владения в 125 гектаров, когда стали вести речь о сделанном за эти 42 года, что, как и когда всё это делалось, человек раскрылся. И за всем этим рассказом раскрывался огромнейший физический труд его и помощников, родных людей.

Я даже удивился, когда он, при такой физической занятости, умудрялся с 1963 года столь кропотливо регистрировать в своих толстенных тетрадях, посев и посадку каждого вида растений, где последняя запись значится под номером 5166.

Представьте себе: в этих тетрадях записано название сорта или вида семян, место, откуда прислано или где собраны семена, дата посева и дата всхода каждого семени, отмечено куда и когда пересажены сеянцы.

А ещё был подготовлен список растений дендропарка, где отмечены их названия на латинском и литовском языках, место и дата приобретения сорта, откуда эти растения. А в этом дендропарке поселились деревья из средней климатической зоны трёх континентов: Европы, Азии и Северной Америки, а также кустарники из Европы, Сибири, Дальнего Востока, Кавказа, Средней Азии, Китая, Японии и Североамериканского востока и запада. На это ушло около 1400 саженцев. Кроме этого более 70 сортов многолетних декоративных и обычных растений.

В дендропарке ныне растут 141 сорт, подсорт и форма игольчатых (сосновых) деревьев и 1126 сортов, подсортов и форм магнолийных (лиственных) деревьев. Это почти в два раза больше, чем было предусмотрено при планировании и создании Синдеришкского парка. Это самая большая дендрологическая коллекция не только в Литве, но и во всей Восточной Европе. Тут же в 1989 году на берегу Шушве создан дубняк им. Возрождения страны. На площади 2 гектаров уже зеленеют 300 различного сорта дубов. И за всем этим осуществляется уход и наблюдение.

Вот тут Кястутис, при нашем разговоре, всё подчёркивал ту мысль, что раньше, т.е. до 1990 года, люди с большой охотой приходили на благоустройство парка, помогал местный коллектив хозяйства, школьники. Сюда приезжали зарубежные скульпторы, да и литовские и создавали работы из дерева, которые и нынче украшают парк.

– А вот теперь… – говорил он, и махнув рукой вниз, умолкал.

Я прекрасно понимал его. А когда узнал, что с 1 октября 2013 года лесничий района Юозас Гиринас непонятно по какой причине уволил его двух помощников, в том числе и его дочь – специалиста лесного хозяйства, задумался. Как же так! Разве он один в возрасте 78 лет сможет ворочать камни, да и лопата уже в его руках не так слушается как несколько лет назад. Что это, если не издевательство над человеком?

Хуже того, я даже удивился, что месячная заработная плата этого человека состоит из минималки!

И тут перед моими глазами возникли те грамоты и похвальные листы, выданные Кальтянису его руководителями за охрану природы, за её возрождение, висящие на почётном месте в доме лесника. В их числе и Грамота-премия Фонда президента Валдаса Адамкуса за охрану природы. Поэтому все подобные действия местного начальства выглядят очень странно, если не говорить, что всё сие бесчеловечно!

…А мы с Кястутисом шли по парку. Мы любовались созданными им каменными галереями, где местами камни достигали веса в несколько тонн. Которые, как пояснял лесник, когда-то доставили на мощных трактора С-100 колхозные трактористы. Но это было тогда…

В парке имеются в ряде мест выложенные Кястутисом каменные ступени и тропинки.

Мне очень понравилась композиция из камней под названием «Папа вышел в лес». Она находится на каменной «Тропинке любви». Папа – камень со шляпой идёт впереди. Мама – камень с солидными грудями идёт за отцом. А за «мамой» идут мал мала меньше камни-ребятишки. Это литовская семья вышла в лес. Как просто и как сердечно выглядит этот прекрасный эпизод. Его мог создать только человек, по настоящему любящий свой народ, свою природу.

В парке создан каскад небольших водоёмов, которые соединены между собой. И тихое журчание воды из одного водоёма в другой успокаивает человека, который наблюдает за этим маленьким чудом.

Из сего этого видно, что Кястутис Кальтянис – и художник своего дела, и поэт. Причём он очень любит поэзию. Стихи не только литовских поэтов, но и мировых классиков. Я в нём увидел человека, по-настоящему любящего свой край, его леса и реки, ясное небо и чистый лесной воздух, шум родной реки Шушве и тех же бобров, которые причиняют много вреда деревьям, которые выращивает Кястутис. Но ведь они свои бобры. Куда они могут деться!

Кястутис очень опасается, что его не заменит человек с такой же душой и трудолюбием, как он, и всё им созданное пойдёт насмарку. Появятся хитрецы, которые прихватизируют самые красивые участки земли парка и понастроят дачи и виллы. Вырежут деревья… А ведь здесь имеются каштаны, которые были посажены ещё в XIX веке! Как быть? Он на этот вопрос ответить не может.

От себя могу смело добавить одно. Скиндеришкский дендропарк – это подвиг всей жизни одного человека, сумевшего своей инициативой поднять людей, убедить и привлечь к созданию нового чуда в литовской природе. Это он на никому ненужной территории смог создать прекрасный уголок Литвы на радость не только людям, но и птицам, и различным зверятам. И сюда, в парк, идут и едут люди. Ходят, смотрят, узнают много нового. И, думаю, что нужно сделать всё возможное, чтобы этот парк развивался и радовал подрастающее поколение.

Альгирдас ПЛУКИС,

Вильнюс – Кедайняй – Поесляй

P.S. «Кястутис Кальтянис – настоящий национальный герой, про него нужно рассказывать в колах и водить к нему экскурсии. Густой лес, посаженный руками этого человека, стал национальным достоянием», – сказал Анатолий Орлов, белорусский дендролог и ландшафтный архитектор.

- Reklama -

KOMENTUOTI

Įrašykite savo komentarą!
Čia įveskite savo vardą